Великая французская революция

0
824
Великая французская революция

Для использования всех новейших достижений науки и техники в военных целях Комитет общественного спасения революционной Франции создал специальную комиссию в лице Монжа, Гитона де Морво, химиков Бартоллэ и Фуркруа, военного инженера Карно и других. Предложение впервые применить воздухоплавание в военных целях исходило от Монжа.

Обстоятельный доклад на эту тему был представлен Конвенту (высшему законодательному и исполнительному органу республики) 14 июля 1793 года Гитоном де Морво. Для решения вопроса была учреждена особая комиссия.

24 ноября по докладу Карно Конвент постановил произвести опыты с привязными шарами в малом Медонском замке, где в то время располагался военный научно- исследовательский центр. Опыты оказались удачными, и 13 жерминаля II года (2 апреля 1794 г.) Комитет общественного спасения учредил первую воздухоплавательную, или аэростьерскую, как тогда называли, роту. Отряд состоял из ротного командира Кутеля, его помощника лейтенанта Делонэ, строителя по профессии, сержант — майора, четырех унтер-офицеров особого назначения и 26 рядовых. Мундир аэростьеров был синего цвета с черным воротником и с обшлагами с красным кантом. Но чаще всего и рядовые, и офицеры носили синюю рабочую блузу. Мастерская и лаборатория аэростьерской роты оставались в Медоне. Во главе ее Кутель поставил своего помощника, талантливого химика и механика Контэ. Шары, изготовляемые в мастерской, наполнялись газом за 15 часов. Кроме того, в медонской лаборатории был изобретен лак исключительного качества, делавший оболочку шаров почти непроницаемой. Надутые шары сохраняли газ по 3 месяца.

Через месяц после создания воздухоплавательной роты Кутелю был дан приказ направиться в Мобеж (город близ бельгийской границы), осажденный австрийцами.

Появление привязных аэростатов над позициями французских войск ошеломило противника. Первое сражение, в котором использовался аэростат, произошло иод Мобежем.

«По прибытии в Мобеж, — писал Кутель, — моей первой заботой было отыскать место, построить мой горн, сделать запас горючего и все приготовить в ожидании аэростата и приборов, служивших при моем первом опыте в Медоне».

Когда шар, носивший название «Дерзающий», прибыл, его быстро наполнили водородом, добытым путем разложения водяного пара. Затем, привязав шар на двух канатах, аэростьеры дважды в день запускали его для наблюдения за действиями осаждающих. Наблюдатель передавал сигналы из гондолы отряду особыми флажками.

Вот как описывал очевидец эффект, произведенный шаром среди австрийцев и бывших с ними эмигрантов:
«Моральное действие, произведенное в австрийском лагере этим столь необычайным зрелищем, было огромно, увиденное поразило более всего начальников, не замедливших убедиться, что солдаты думали, будто имеют дело с колдовством. Чтобы побороть это мнение и поднять боевой дух солдат, начальники, посоветовавшись, решили сбить, если можно, эту роковую машину… Они установили два орудия в углублении дороги, и когда наутро аэростат величественно поднялся в воздух, то первое ядро, пролетев над оболочкой, упало в поле, и почти тотчас же второе ядро оцарапало снизу гондолу, где находился наш командир Кутель, который ответил на выстрел криком: “Да здравствует республика!” Но больше австрийцы не повторяли своих попыток».

Вскоре аэростьсрам пришлось принять участие и в более серьезных действиях. 23 июня генерал Журдан, желавший взять бельгийский город Шарлеруа, приказал воздухоплавательной роте идти из Мобежа по направлению к Шарлеруа. Ввиду невозможности построить горн на поле военных действий, аэростьерам пришлось тащить с собой надутый шар 8 м в диаметре. Переход по пыльным бельгийским дорогам под жаркими лучами июньского солнца был невероятно труден, но рота провела его блестяще. «При виде аэростата, — рассказывал потом Кутель, — поднялось общее “ура”, вся армия вышла из лагеря, чтобы приветствовать нас, во главе с оркестром».

На следующий день Кутель совершил три подъема и дал точные сведения об укреплениях города. 7 мессидора (25 июня) капитуляция Шарлеруа была уже подписана. Но вскоре после занятая города французами вдали раздалась канонада. Это князь Кобургский с группой эмигрантов шел на выручку Шарлеруа. На другой день, 8 мессидора, имела место известная битва при Флерюсе. Кутель, стоя в гондоле «Дерзающего» вместе с генерал-адъютантом Морло, в течение девяти часов следил за битвой и посыпан в штаб рапорты о движениях врага. Наконец, армия князя Кобургского была разбита соединенными действиями всех родов войск. «Не претендуя на то, что только благодаря аэростату битва была выиграна, — писал очевидец, — нельзя отрицать его роли и морального фактора в достижении успеха. Мы знали совершенно точно, что вид этой чудесной башни, возвышавшейся посреди ровной местности, башни, открывавшей полный простор для наблюдений, — этот вид вызвал своеобразный упадок духа среди иностранных солдат, не имевших никакого представления о подобных вещах».

После битвы при Флерюсе воздухоплавательная рота последовала за революционной армией Журдана в ее дальнейшем походе. Еще до битвы при Флерюсе, 23 июня 1793 года, Конвент учредил вторую запасную воздухоплавательную роту под командой Контэ. 31 октября 1793 года Конвент, учитывая пользу, приносимую военными аэростатами, постановил создать Медонскую национальную школу воздухоплавания. Этот декрет, подписанный Гитоном де Морво, Фуркруа и другими видными деятелями революционной эпохи, назначил Контэ директором школы. В Медоне были построены кроме «Дерзающего» аэростаты «Небесный», «Геркулес» и «Отважный».

Но эти достижения военного воздухоплавания были в то же время его последними значительными успехами. Месяц брюмер идет после месяца термидора, а 9 термидора II года (27/28 июля 1794 г.) якобинская диктатура пала. Таким образом, основание Медонской воздухоплавательной школы было выполнением планов якобинского Конвента, но уже после разгрома самих якобинцев.

При Директории (правительстве) военное командование начало относиться с сомнением к новому военному средству. 30 августа 1797 года генерал Гош пишет военному министру Директории, что «рота аэростьеров абсолютно не нужна армии». С этого времени воздухоплавательная служба упраздняется.

Наполеон Бонапарт, неуклонно шедший к власти, взял роту Кутеля под свое руководство, думая, что она пригодится ему во время египетской экспедиции. Но материальная часть роты была потоплена англичанами в африканских водах. Кутель и Контэ занялись научными исследованиями, а роту Бонапарт использовал не по назначению. Вообще поведение Наполеона по отношению к воздухоплаванию было недальновидным. После переворота 18 брюмера VIII года (1799 г.) Бонапарт, сделавшийся первым консулом, окончательно ликвидировал воздухоплавательные роты, закрыл Медонскую школу и продал с аукциона всю ее материальную часть.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ