Флот Гусмао

0
840

Португалия в XVIII веке находилась в глубоком по­литическом и экономическом кризисе. Годы расцвета, характерные для начала эпохи первоначального накоп­ления капитана, когда она претендовала на ведущую роль в мире, прошли безвозвратно.

С начала XVIII века Португалия попала в руки моло­дой и хищной Владычицы морей — Англии. По Менуэнскому договору 1703 года страна превратилась в полу­колониальный аграрный придаток Англии. Однако вели­кодержавные традиции не были забыты. Португалия обладала большой колонией — Бразилией. Мечты о вос­становлении былого могущества не исчезли, хотя и были обречены на неудачу.

К этому периоду относится попытка некоего бразиль­ца дона Бартоломео Лоренсо де Гусмао дать Португа­лии мощный воздушный флот. В докладной записке на имя короля, поданной в 1709 году, он сообщал, что изоб­рел воздухоплавательный аппарат, который летает при сжигании каких-то горючих материалов, и детально опи­сывал возможности применения этого аппарата в воен­ной и мирной обстановке. При этом Лоренсо де Гусмао ярко выявляет себя в качестве активного и дальновидного дея­теля эпохи первоначального на­копления. По его мнению, воз­душные корабли будут содей­ствовать административной и экономической связи с колони­ями, помогать войскам и населе­нию во время осадной войны. Де Гусмао особенно подчеркивает, что «купцы смогут отправлять векселя и капиталы в осажден­ные места или получать их». Кроме того, воздушные корабли послужат средством для даль­них экспедиций, даже таких, как арктические.

Однако этот разрекламирован­ный проект не имел под собой реальной почвы, несмотря на то, что изобретатель был хорошо на­гражден, получил пожизненную пенсию и профессорскую кафед­ру. Рисунок, который выдают за изображение воздушного судна Гусмао, совершенно не похож на воздушный шар, наполненный дымом. Скорее, этот аппарат на­поминает фантастическое судно, какие выдумывал Сирано де Бер­жерак.
Тем не менее, именно де Гусмао приписывается изобретение и со­здание небольшой модели воз­душного шара. До сих пор неяс­но, изобретал ли он его, или же это открытие принадлежит друго­му человеку — его тезке Гусмао, жившему немного позднее.

Так или иначе, но существует свидетельство, что 8 августа 1709 года в посольской гостиной оте­ля «Каса да Индия» (Лиссабон) в присутствии короля Иоанна V Португальского, королевы Марии Анны, папского нунция, кардина­ла Конти, принцев крови, знати и придворных, некий Гусмао запус­тил в воздух первую летающую модель воздушного шара. Возду­хоплавательный аппарат пред­ставлял собой небольшую бумаж­ную оболочку, наполненную воз­духом, нагретым при сгорании «горючего материала, содержа­щегося в глиняном горшке». ‘Этот шар якобы поднялся на значитель­ную высоту, прямо к потолку, после чего был уничтожен слуга­ми, опасавшимися возгорания драпировок.

Буржуа, живший в XVIII веке, а вслед за ним историки Жерар и Ле-Корню полагали, что реальный опыт взлета воздушного шара все же был произведен через 25 лет другим лицом, физиком Гусмао, перед тем же королем Иоанном V в 1736 году. По словам этих авто­ров, физик Гусмао поднялся в воз­дух в ивовой корзине, покрытой бумагой. Корзина была продолго­ватой и имела 2 м в диаметре. Гус­мао поднялся до высоты Лиссабон­ской башни, достигнув 65 м. С тех пор Гусмао звали всю жизнь «ле­тающий человек».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ