О чем писали и пели мавры?

0
76
Арабский трактат о музыке

Еще первый андалусский эмир Абдаррахман из династии Омейядов был поэтом. Многие его преемники и их при­дворные тоже увлекались изящной словесностью, причем сразу на двух языках — испанском и арабском. Вообще в Андалусе стихи писали все, от халифов до лодоч­ников. Ни одна речь или письмо не обходились без поэтической цитаты. И местные, андалусские, поэты кое-что сделали не только для арабской литерату­ры. В IX в. один багдадский поэт изобрел четкую классическую стро­фу, а в XI в. применять ее стали и ма­вры, но как на арабском, так и на ис­панском. Мусульманские поэты пи­сали заджали, первые лирические стихи на европейском языке. Заджа­ли по форме и даже по содержанию стали образцом для первых лириче­ских поэтов Европы, трубадуров Прованса. (Об этом писал А.С. Пуш­кин: «Два обстоятельства имели ре­шительное действие на дух европей­ской поэзии — нашествие мавров и крестовые походы. Мавры внушили ей исступление и нежность любви, приверженность к чудесному и рос­кошное красноречие Востока».) Звездой андалусской поэзии назы­вают Ибн Зайдуна (1003-1071). Он жил в смутные времена распада Ха­лифата, сам был из знатного кордовского рода, но поддержал противни­ков Омейядов и бежал из Кордовы. Эмир Севильи приблизил его к свое­му двору, и Ибн Зайдун даже помог ему захватить Кордову. Он писал изысканные газели (лирические сти­хи), посвящая их поэтессе Балладе. Именно Ибн Зайдун ввел куртуазный (изысканно вежливый) стиль в поэ­зии. Герой его стихов — рыцарь, по­корный воле своей дамы, верный влюбленный, на которого клевещут его враги. Для арабов это было тра­диционно, так как женщин почитали и в Дамаске, и в Багдаде. Но для су­ровых европейцев, только недавно образовавших свои королевства и начавших привыкать к мирной жиз­ни, это было внове. Именно этому почтению к даме, любви и куртуазности учились в Андалусе трубаду­ры, и многих из них в странствиях сопровождали певички-мавританки. При альморавидах, мало знакомых с классическим арабским, как раз и расцвел заджаль. Появились бродя­ги-поэты, такие как Ибн Кузман (1080-1160) из Кордовы. Он был еще и музыкантом и всю жизнь провел в странствиях, распевая свои стихи на рынках и площадях. Кроме поэзии развивалась и проза. Это были макамы, рассказы о по­хождениях плутов, о городской жизни, что-то среднее между сказками «Тысяча и одна ночь» и европейскими новеллами вро­де «Декамерона» Боккаччо. Множество великих поэтов и пи­сателей прославили литературу Андалуса. Среди них аль-Газаль (770—864); филолог, историк и правовед Ибн Кутайба (828-889), написавший «Книгу поэзии и по­этов»; поэт и прозаик, придворный правителей Андалусии Ибн Абд Раббихи (860-940), автор антологии «Уникальное ожерелье»; Ибн Шухейд (992-1035), написавший сати­рический трактат «Книга духов-двойников»; писатель Ибн Хазм (ок. 994—1060), автор книги «Ожерелье голубки»; еврейский поэт и фило­соф Соломон бен Иегуда ибн Гебироль (ок. 1021 — ок. 1055), просла­вивший свое имя поэмами «Царст­венный венец», «В борьбе», балла­дами и элегиями; Ибн Хамдис (1055—1132), автор любовной лири­ки и поэм о Сицилии, захваченной норманнами; еврейский поэт Мои­сей ибн Эзра (1055-1139), создав­ший поэму «Хризолит».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ