Потусторонний мир глазами художницы

0
22

К числу людей, побывавших на «том свете» и вернувшихся оттуда, принадлежит и известная в Польше художница Алиция Зентек. Вот ее рассказ об этом феноменальном событии в ее жизни: «Моя клиническая смерть наступила вследствие осложнений, возникших во время беременности. 8 января 1989 гола около 22:00 у меня началось сильное кровотечение. Никаких болей я не испытывала, только почувствовала сильную слабость, и мне стало очень холодно. Я поняла, что умираю.

«Скорая помощь» приехала быстро, в больнице меня сразу же перенесли в операционную, где уже находились врачи и все было готово к операции. Через несколько секунд ко мне подключили разные приборы, и анестезиолог начал вслух зачитывать их показания.

Вскоре я начала задыхаться и, собрав остаток сил, пыталась продолжать дышать. Услышала слова врача: «Теряю контакт с пациенткой, не ощущаю ее пульса, надо спасать ребенка…» Глоса окружающих стали затихать, их лица стремительно удалялись, превращаясь в бесформенные пятна.

Внезапно я снова очутилась в операционной. Но теперь мне стало хорошо, легко. Увидела врачей, суетившихся вокруг какого-то тела, лежащего на операционном столе. Приблизилась к столу. Там лежала я. Почувствовала единство этого тела и самой себя. Начала искать логического объяснения ошеломившему меня раздвоению. Там, на столе, я лежала как безжизненная колода и в то же время была вот здесь — совершенно здоровая, бодрая, полная сил.

И даже могла парить в воздухе.
Что произошло — чудесное исцеление? Но почему эту меня никто не видит?
Я подплыла к окну, ощутила тепло калорифера. На улице было темно, и вдруг меня охватила паника я почувствовала, что непременно должна привлечь к себе внимание врачей. Я стала изо всех сил кричать, что я уже полностью выздоровела, и что со мной, с той, больше не надо ничего делать. Но врачи меня не видели, на мои крики не реагировали. От нервного и физического напряжения я устала и, поднявшись еще выше надо полом, неподвижно застыла в воздухе.

Энергия понемногу возвращалась ко мне. Я была уверена, что по-прежнему остаюсь живой, поскольку обладала теми же чувствами, что и прежде: зрение, обонянием, осязанием. Только больше не ощущала боли и тяжести своего тела. Из-за такого необычного состояния меня охватил сильный страх. Я поняла, что раз меня никто не видит и не слышит значит, я стала иной. Но почему? Ведь я жива! Так что же со мной произошло?

Я попробовала трогать различные предметы — ощущения были обычными, прежними. Снова приблизилась к окну. Решила попытаться установить контакт с людьми на улице. Выплыла через окно, поднялась над уличными фонарями и направилась в сторону поселка.

Опустилась на землю, пошла по улице. Мимо проехал мужчина на велосипеде, потом я увидела парня и девушку, стоящих у ворот дома. Они держались за руки и разговаривали. Подошла вплотную к ним, посмотрела прямо в глаза обоим, потом обошла вокруг них. Думала, отругают меня за то, что мешаю их беседе. Никакой реакции с их стороны. «Вы что, не видите меня?» — громко крикнула я, Вместо ответа парень привлек к себе девушку, поцеловал, и они расстались.

Я окончательно поняла, что между мной и реальным миром возник какой-то барьер.
Меня охватила нервная дрожь.
Впереди послышались нестройные звонкие голоса. Быстро пошла навстречу стайке приближающейся молодежи. Остановилась в нескольких шагах от них. Сейчас они наткнутся на меня… А они прошли сквозь меня, как сквозь пустое пространство!
Мне стало совсем страшно.
Почему-то пришла в голову мысль съездить куда-нибудь на электричке¸ и мгновенно очутилась в Прушкове, на вокзале пригородной железной дороги. Но часы на перроне показывали 01:20 ночи, а в это время поезда уже не ходили. Решила вернуться к своему телу, в операционную.

Пролетая мимо домов, в окнах которых кое-где был виден свет, я подумала: «Это еще один шанс!». Постучала в одно из окон на втором этаже. К окну подошла молоденькая девушка, открыла его и выглянула наружу. Я проскользнула мимо нее в комнату и встала прямо перед ней. В это время в комнату вошла ее мать. Ни та, ни другая не обратили на меня никакого внимания.

В полном отчаянии я вернулась в операционную. Попробовала установить контакт с телом, которым уже никто не занимался. Если бы мне это удалось, я вошла бы в него, воссоединилась бы с ним. Но на мои попытки тело не реагировало. Я убедилась, что нахожусь в полной изоляции, в каком-то аквариуме с невидимыми, но непреодолимыми стенами.

Я могла видеть, слышать и ощущать окружающий меня внешний мир, но люди из этого мира не видели, не слышали и не ощущали меня!

Вверху, под потолком, появился сияющий белый луч. Он опускался вниз, ко мне, при этом не слепил и не обжигал. Зрелище было удивительное. У меня возникло ощущение, что луч зовет к себе, обещают указать путь к освобождению от изоляции. Не раздумывая, направилась ему навстречу.

Я, как загипнотизированная, передвигалась вдоль луча будто к вершине невидимой горы, чувствуя себя в полной безопасности. Этот луч прогнал мой страх, окружил теплом. Достигнув вершины, увидела чудесную страну. Гармонию ярких и в то время почти прозрачных красок, сверкавших вокруг, невозможно описать словами. Здесь не было черного, серого или коричневого цвета. И ни одной тени. Когда я шла к воротам той страны, мои ноги почти по колено утопали в чем-то, похожем на кристально чистую воду, но по мере того, как я подходила ближе, уровень «воды» спадал, и у самых ворот она доходила только до щиколоток. Я во все глаза смотрела по сторонам, и все, что находилось вокруг, наполняло меня таким восхищением, что я крикнула: «Боже, какая красота! Я должна написать все это». Меня охватило горячее желание возвратиться в мою прежнюю реальность и отобразить в своих картинах все, что здесь увидела.

Как только подумала об этом, снова очутилась в операционной. Но на этот раз смотрела на нее как бы со стороны — приподнятую кверху и несколько удаленную от меня, словно на экране кинотеатра. И кино было черно-белым. Контраст с красочными пейзажами чудесной страны был разительным, и мне снова захотелось оказаться в той дивной стране. Чувство очарования и восхищения не проходило. А в голове по-прежнему то и дело возникал вопрос: «Так жива я или нет?» И еще я опасалась, что если зайду слишком далеко в этот неведомый мир, то возврата уже не будет. И в то же время очень не хотелось расставаться с таким чудом природы.

Однако желание поскорее запечатлеть на холсте и показать другим людям удивительную страну, в конце концов, пересилило, я решила вернуться. Но в этот момент какая-то сила остановила меня (как будто схватив сзади за шею) и протолкнула сквозь прозрачную голубоватую преграду, похожую на ледяную стену. Произошло это против моей воли. При этом преграда не разорвалась, не сморщилась — я прошла сквозь нее, как сквозь желе.

И теперь уже я не со стороны смотрела ни эту райскую красоту, я находилась в ней! Могла идти, куда мне захочется, все потрогать. Я во все глаза разглядывала каждую мелочь.

Вот совсем рядом со мной — можно достать рукой — появилась радуга, выгнулась дугой, как на Земле. И цвета у нее были те же самые: желтый, голубой, красный. Только около меня она была широкая, а удаляясь к горизонту, становилась уже. На Земле радуга предвещает хорошую погоду и чистый воздух. А здесь?

Ты видишь скопление основных энергий разной силы и различного действия. Каждая из них проявляется своим цветом.

Слова отчетливо прозвучали в моем сознании, словно их поблизости произнес кто-то невидимый. Прогулка по райской стране не только наполняла меня восторгом. Она также давала мне знания и одновременно экзаменовала меня как личность.
Я шла дальше. Кругом было море цветов, больше всего красных тюльпанов. Я склонилась над одним из них и стала его внимательно рассматривать. К моему удивлению, мы могли мысленно общаться друг с другом! Оказалось, что он тоже был личностью и рассказывал мне о себе. В изумлении я стала останавливаться у других цветов, и все они разговаривали со мной. И у каждого из них, как и у людей на земле, были свои желания и свои проблемы. Я вдруг ужаснулась, что наступаю на живые существа, когда иду по этому бескрайнему цветнику. Посмотрела себе под ноги. Но оказалось, что моя поступь стала настолько легкой, что я не причиняю цветам никакого вреда. И я поняла: здешний мир устроен так, что все существа, все создания природы одинаково важны, имеют одинаковую ценность. Словно в награду за мое понимание на мне вдруг появилось великолепное белое одеяние, а до моего подсознания дошло сообщение: «Ты можешь сама выбирать себе путь и этим путем идти дальше».

Значит, я могла пойти вот к тем лучам света, что веером устремились вверх у самого горизонта, или возвратиться назад, к своему телу. Желание поделиться с людьми испытанными здесь радостными ощущениями победило, и я опять решила вернуться. С большим сожалением я взмыла вверх над чудесным краем. В своем полете, удаляясь от него, я оборачивалась назад, чтобы снова и снова насладиться великолепным зрелищем.

Голубое пространство вокруг меня постепенно темнело, становилось густо-синим. Вдруг неподалеку возникло расплывчатое видение, по облику похожее на человека. Это был Пресветлый Дух, он излучал Добро, а в голове у меня зазвучали его слова: „Не бойся, я не причиню тебе вреда. Ты можешь говорить со мной. Если хочешь, задай мне вопросы, и я отвечу на них. И если пожелаешь возвратиться в свой мир, скажи мне об этом».

И мы начали наш мысленный разговор. Дух сразу стал моим исповедником, пастырем, учителем и одновременно близким другом. Он чувствовал даже мои колебания и сомнения. Я поняла, что это воплощение подлинной доброты.

Я рассказала ему о себе все, поведала самые сокровенные тайны моей жизни, как хорошие, так и плохие. Когда я захотела кое-что скрыть от него, тот сразу же почувствовала, что он об этом знает. И потом уже не боялась раскрывать ему самые темные, по моим понятиям, моменты в своей жизни. Я поняла, что Дух относится ко мне как истинный друг. Он не осуждал меня, а объяснял, указывал на совершенные мною ошибки, учил, как быть критичной по отношению к себе самой.

В какой-то момент я, неожиданно для себя самой, заявила: „Я не достойна быть на небесах, потому что не хожу на мессы в костел, хоть и считаюсь католичкой».

А Пресветлый Дух ответил: «Костел, как и любое другое место на земле, возведен людьми. Если веришь в Бога, достаточно присесть на придорожный камень, чтобы помолиться ему».

Так мы обсудили многие мои поступки, о которых я теперь сожалела. В своей исповеди я упомянула их все, они всплывали в моем сознании одно за другим, как яркие, но неблаговидные видения из моего прошлого. Дух пояснял, какие выводы мне следует сделать по каждому из них.

Беседуя, мы летели сквозь бескрайние просторы Космоса, в густой синеве мелькали светлые точечки, но они не сверкали и не слепили глаз. Мне захотелось увидеть, как выглядит сверху наша Земля, и мы направились к ней. Она выглядела точно так, как на снимках, сделанных со спутников,— была такой же красивой, многоцветной. И я спросила: «Скажи, а Земле угрожает гибель?»

«Органическая жизнь на Земле, как и на всех других небесных телах во Вселенной, имеет свой период существования,- ответил Пресветлый Дух.— Но насколько долгим окажется этот период, зависит от людей. Пока что люди губят природу и тем самым уничтожают Землю, а она им дает отпор. Однако энергия Земли в ходе этого противостояния угасает».

Мы приблизились к огромному облаку розового тумана, и мне вдруг захотелось оказаться внутри него. Но Дух, прочитав мои мысли, остановил меня. «Не лети туда, это опасно!» — предостерег он. Меня охватило чувство неуверенности, тревоги, я почувствовала некую угрозу и решила вернуться в свое тело. И сразу же очутилась в длинном темно тоннеле. Летела по нему одна, Пресветлого Духа рядом уже не было…

Я открыла глаза. Увидела врачей, комнату с кроватями. На одной из них лежала я. Около меня стояли четверо в белых одеждах. Приподняв голову, я спросила: «Где я? И где же та прекрасная страна?»
Врачи переглянулись, один из них улыбнулся и погладил меня по голове. Мне стало стыдно за свой вопрос, ведь они наверняка подумали, что у меня не все в порядке с головой…

Так я пережила свою клиническую смерть и пребывание вне собственного тела. И теперь я знаю, что те, кто прошел через подобное, это не психически больные, а совершенно нормальные люди. Ничем не выделяясь на фоне остальных, они вернулись оттуда, познав такие чувства и переживания, которые не укладываются в общепринятые понятия и представления. И еще я знаю, что во время того путешествия приобрела больше знаний, осмыслила и поняла больше, чем за всю мою предыдущую жизнь.»
В католическом храме прихожане во время богослужения сидят.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ