Аппарат братьев Монгольфье

0
1273

Бумажная промышленность была одной из пере­довых отраслей производства во Франции. Одна­ко лучшие сорта бумаги выписывались из Голлан­дии, где бумажные мануфактуры стояли на более высо­кой ступени развития.

Пьер Монгольфье (отец Этьена и Жозефа) был од­ним из пионеров использования голландского способа производства, крупным бумажным фабрикантом в горо­де Аннонэ (юго-запад Франции). В эпоху религиозных войн предки Монгольфье вынуждены были бежать из Франции, но в XVIII веке вернулись на родину и основа­ли мануфактуру.

Пьер Монгольфье, войдя во владение мануфактурой в первой четверти XVIII века, вел дела с необычайной энергией и иници­ативой и передал своим детям Этьену и Жозефу передовые взгляды в области производ­ственной и научно-технической деятельности. Сыновья Монголь­фье и стали изобретателями воз­душного шара.

Жозеф-Мишель Монгольфье не имел законченного научного образования, он был талантливым изобретателем — любителем. Жо­зеф совершил пешее путешествие в столицу, где прослушал публич­ные лекции по химии и физике, в дополнение к своему самостоя­тельному изучению этих наук.

Жак-Этьен Монгольфье полу­чил систематическое образова ние в Париже, где был связан с выдающимися деятелями науки и техники: Гаспаром Монжем, Менье и другими. Этьен закон­чил в Париже строительную шко­лу и зарекомендовал себя талан­тливым архитектором. Но вско­ре он прервал научную карьеру, чтобы занять пост директора от­цовской мануфактуры. Интерес к наукам объединил братьев, по­зволил им расширить бумажное производство путем усовершен­ствования станков и заимствова­ния передовых технологий из других стран.

Аэростатические опыты нача­ли проводиться Монгольфье в 1782 году.

Сначала братья пытались пус­кать вверх мешки с водяным па­ром, буквально копируя облака. Эти опыты не особенно удались.

Вскоре Этьен ознакомился с книгой английского химика Пристли «О различных сортах воздуха», вышедшей в 1772 году, в которой ученый рассуж­дал о летучих свойствах водоро­да. Загоревшись идеей использо­вать этот газ, Этьен предложил брату надувать мешки водоро­дом. И этот опыт им не удался, так же как и Кавалло за год до этого.

Тогда братья начата опыты над пуском мешков, наполненных дымом. Один из опытных аэроста­тов емкостью 20 м3 во время за­пуска оборвал привязь и поднял­ся до высоты 300 м. Удачные ис­пытания натолкнули братьев на идею проведения показательных демонстраций своего аппарата, впоследствии получившего назва­ние «монгольфьер».

5 июня 1783 года в городке Аннонэ они провели первую пуб­личную демонстрацию. (За это позже Жозеф Монгольфье был избран действительным членом французской академии и даже по­лучил премию от императора На­полеона.)

О первом публичном опыте Этьен Монгольфье писал в пись­ме своему знакомому Фожа де Сен-Фону: «Различные части ма­шины были соединены простыми застежками с пуговицами, доста­точно было двух человек, чтобы смонтировать машину и напол­нить ее газом, но только восемь человек могли удержать ее на месте. По данному сигналу ма­шина была отпущена, поднялась с возрастающей быстротой, но замедлила движение к концу сво­его подъема. Она оставалась в воздухе 10 минут: потеря газа че­рез застежки, через швы и иные несовершенные части машины не позволили ей оставаться в возду­хе дольше… Машина опустилась так легко, что не сломала ни лоз, ни тычинок виноградника, на ко­торый она села».

После успеха в Аннонэ братья начали готовить новый опыт, ко­торый должен был состояться в Париже, в промышленном Сент-Антуанском предместье. Пло­щадку для пуска предоставил бо­гатый собственник «королев­ской» шпалерной мануфактуры Ревельон, друг Этьена.

Интересно отметить, что, когда Монгольфье присту­пил к своим работам в саду Ревельона, к нему явился молодой фармацевт и физик Пилатр де Розье, занимав­ший пост заведующего Музеем естественной истории у брата короля. Монгольфье с удовольствием принял ус­луги Пилатра де Розье и сотрудничал с ним в последую­щих опытах.

К 12 сентября новый шар Монгольфье, построенный на средства академии, был закончен. Но пуск окончился неудачей. В тот момент, когда аэростат уже наполнился горячим дымом и отделился от земли, еще держась на привязях, подул сильный ветер с дождем, шар был «разорван во многих местах… бумага размокла от дождя, и великолепная машина», стоившая стольких усилий, была разрушена. Поэтому для последующих опытов братья решили больше не использовать бумагу, обратившись к обыкновенной ткани.

Подъем шара в присутствии короля был назначен на 19 сентября, поэтому Этьен с друзьями, не теряя време­ни, принялся самым энергичным образом за постройку шара. Первый, неудачный, аэростат строили около ме­сяца. Новый шар, сделанный целиком из крепкого хол­ста, был закончен за пять дней.

Высота шара равнялась 18,5 м, диаметр — 13 м.

19 сентября в большом дворе Версальского замка состоялся подъем шара. Публика во главе с королевским семейством распо­ложилась вокруг восьмиугольной огороженной сцены, где возвы­шался помост для пуска шара. В центре помоста находилось от­верстие, над которым и помести­ли оболочку шара.

В отверстии эстрады была ус­троена жаровня, которую напол­нили соломой и рубленой шер­стью. Нижний открытый и вытя­нутый конец оболочки заправили вокруг жаровни так, чтобы обо­лочка образовала «как бы огром­ную воронку» для приема дыма. К оболочке прицепили клетку с тремя подопытными животны­ми — бараном, уткой и петухом. Разумеется, оболочка была за­креплена на привязях.

Когда публика собралась, был подан сигнал. Оболочка быстро раздулась и поднялась во всю вы­соту. Шар был выкрашен в синий цвет с золотыми украшениями в виде королевских вензелей. Гус­тая окраска шара преследовала не только эстетические, но и практические цели. Краски были замешены на квасцах и тому по­добных химикалиях и должны были сделать ткань более непро­ницаемой и несгораемой. На при­дворных такой большой и пест­рый пузырь произвел чарующее впечатление.

Когда царский двор налюбо­вался шаром, подан был второй сигнал. Привязи обрезали, и «ма­шина с пышностью поднялась на воздух», увлекая с собой приспо­собление, в котором были заклю­чены баран и птицы. Описав кри­вую, шар опустился в 3,5 км от места подъема. Максимальная высота, достигнутая шаром, со­ставляла лишь 430 м. Впослед­ствии выяснилось, что незначи­тельность высоты была вызвана двумя разрывами оболочки при пуске. Теплый воздух выходил сквозь отверстия, и шар не мог достигнуть той же высоты, что в Аннонэ.

Правительство присвоило бра­тьям Монгольфье дворянский ти­тул, представило Этьена к орде­ну, а Жозефа обеспечило пенси­ей. Академия наук дополнительно назначила братьям годовую пен­сию в 600 ливров.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ