Феодальная утопия

0
797

Иерусалимское королевство отличалось от всех европейских королевств того времени. В нем, как нигде больше, в основу государственного устройства были заложены идеи рыцарской культуры. На новых землях крестоносцы вознамерились создать идеальное феодальное государство, оплот рыцарства. Феодальная иерархия, к тому времени уже слегка размытая в Европе, особенно во Франции, на Востоке обрела четкость и совершенство. Во главе государства стоял король. Непосредственно ему подчинялась Святая земля. Королевскими вассалами считались три независимых державы: Антиохийское княжество, Эдесское и Трипольское графства. Каждое из этих малых государств делилось на строго определенное количество баронских владений. Баронии затем подразделялись на ленные владения нижнего звена рыцарей.

Во избежание трений между вассалами и сеньорами разных рангов, была создана конституция, посвященная вопросам взаимоотношений между всеми уровнями иерархической лестницы Иерусалимского королевства и княжеств. В историю этот документ вошел под названием Иерусалимских ассиз. В первую очередь в ассизах было четко определено, сколько дней в году рыцарь должен был проводить в воинских походах. Иерусалимские ассизы создавались для того, чтобы не загубить блестящую идею создания совершенного феодального государства теми проблемами, которые всегда запутывали европейские феодальные структуры – вопросами наследования феодов, избрания короля, и многими другими.

Королевская власть была ограниченной. Короля регулярно избирал совет высших феодалов – Высокая палата, в которую входили князья и бароны. Помимо престолонаследия, не слишком часто стоявшего на повестке, Высокая палата занималась также судебными делами в Палестине и княжествах. Кроме того, через этот совет проходили все решения короля. Лишь после одобрения Высокой палатой они вступали в законную силу.

Рыцари, столь решительно занявшиеся государственным строительством, поставили крест на чаяниях большинства крестьян, добравшихся до Иерусалима. Вся земля, завоеванная во время крестового похода, была поделена на феоды, и феоды розданы рыцарям, сражавшимся за Святую землю. Единственным утешением для крестьян стало то, что землю им все-таки давали, пусть и не в собственность, как они рассчитывали.

В Иерусалимских ассизах было записано, что феоды даются рыцарям лишь за военную службу и не могут переходить в собственность, как это произошло с большинством феодов в Европе. Таким образом, крестоносцы стремились воссоздать изначальный порядок феодального землепользования – с тем, чтобы через него вернуться к идеалу государственного устройства на свой манер.

По поводу и без повода
Спустя несколько веков после эпохи крестовых походов в европейской литературе появился новый жанр – утопия, получивший название в честь произведения английского философа Томаса Мора «Утопия» (что в переводе с греческого означает «Нигде не существующее место»). И Мор, и многие его современники и последователи создавали идеальные государства, отталкиваясь от теории, а не от реальности – но только на страницах книг. Крестоносцы стали первыми, кто вознамерился на практике создать идеальное государство в соответствии с определенными идеями. К сожалению, идея не выдержала столкновения с грубой реальностью. Иерусалимское королевство не просуществовало даже до конца эпохи крестовых походов.

Классическим феодальным государством в средневековой Европе считается Франция, история которой воплотила все основные черты экономической и политической жизни феодального строя. На фоне Франции Иерусалимское королевство можно назвать «действующей моделью» феодального государства. Созданное на пустом месте, «с чистого листа», оно полностью отражало идеологию феодализма, как Франция отражала его реальность. Но, как любое государство, в котором идея господствует над реальностью, Иерусалимское королевство было обречено на недолгую жизнь.

Иерархическая лестница в королевстве была выстроена с учетом всех предыдущих ошибок. Возможные разногласия между благородными рыцарями загодя разрешали государственные документы. Феоды давались лишь за службу, их держатели были юридически ограничены в возможности передавать землю по наследству, впоследствии вовсе переводя феод в собственность. Все было сделано по-новому, не так, как в Европе. Но основатели государства крестоносцев при обустройстве своего королевства не учли главного. Люди остались прежними. Те же самые рыцари, которые получили в Иерусалиме богатый феод и баронский титул, еще двумя годами раньше жили там, где феод уже давно воспринимался как личная собственность. Создав «правильное» государство, они тут же ощутили себя не слишком удобно в его рамках. К тому же, во время похода дисциплина в крестоносном войске была далека от идеальной. С «неверными» рыцарям незачем было придерживаться христианских добродетелей. Грабежи и насилия были самым обычным делом и в тех городах, что армия брала штурмом, и в тех, где их встречали как союзников. Так что за два года похода рыцари ни разу не проявили себя ревнителями веры – скорее, обычными мародерами.

Поэтому созданное ими королевство было обречено. Подобие порядка сохранялось лишь первое время. Затем рыцари вернулись к привычным для них нравам. На покоренной территории возобновились грабежи, разжигавшие в местном населении еще большую ненависть к «франкам». Крестьяне, получившие наделы в новых феодах, вскоре почувствовали, что нет никакой разницы – быть крепостным в Европе или в Святой Земле. Да и внутри своей иерархической структуры рыцари не считали нужным придерживаться ими же установленных правил. Король Иерусалимский обладал властью только в Палестине, и то при условии, что вассалы оказывали ему поддержку. Княжества же и графства вели самостоятельную жизнь, ничуть не подчиняясь королю.

Ненависть местного населения вынуждала рыцарей к затворничеству. Почти все время они проводили в городах, под защитой стен, либо в собственных замках. Им постоянно приходилось организовывать оборону своих владений от местного населения и от сарацин, стремившихся вернуть себе стратегически и экономически важные земли Восточного Средиземноморья.

Впрочем, среди европейцев были и те, кто сумел извлечь из первого крестового похода реальную выгоду. В первую очередь, это католическая церковь. Иерусалим, исторический центр христианского мира, находился во владении католиков, что должно было утвердить превосходство Рима над Византией, оплотом православия. В результате похода крестоносцев, церковь получила громадные земельные владения на Ближнем Востоке. Папа учредил в Иерусалиме самостоятельную патриархию, подчинявшуюся Риму. Патриарх Иерусалимский принимал участие в решении вопросов политической и военной жизни государства крестоносцев наравне с королем.

Вместе с крестоносцами – рыцарями и крестьянами – на Восток проникли и закрепились там европейские купцы. Итальянские купеческие города-республики Генуя и Венеция давно стремились проникнуть в восточную торговлю, сулившую громадные барыши. Генуя и Венеция предоставили крестоносцам свои флотилии, крупнейшие в Европе на тот момент, для переправы в Святую Землю, в обмен на обещание предоставить им земли на побережье. И если подобное требование императора Византии рыцари проигнорировали, нарушив данную ему клятву вассальной верности, то с купцами им пришлось сдержать слово. Итальянские поселенцы обосновались на побережье Сирии и Палестины. Господство в Восточном Средиземноморье обеспечивало итальянцам лидирующее положение в ближневосточной торговле, где до того им составляли серьезнейшую конкуренцию арабы и византийские торговцы. Генуя и Венеция фактически монополизировали эти торговые пути, вытеснив и «греков», и «неверных».

В отличие от крестоносцев, генуэзцы и венецианцы успешно извлекали из доставшихся им земель максимум пользы. Обратив в рабство местное население, они основали множество плантаций сахарного тростника, хлопка и других культур, редких в Европе и потому весьма ценных. Итальянцы, как правило, сами следили за работой своих плантаций, не ограничиваясь сбором ренты и оброков, как это делали рыцари по соседству.

Интересные сведения:

  • Иерусалимские ассизы – свод законов и судебных правил Иерусалимского королевства. Составлены в 1199 г.
  • «Франками» население Ближнего Востока называло не только французов, но и всех европейцев вообще.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ