Конструкции Отто Лилиенталя

0
998

Решением этой задачи занял­ся бесстрашный исследователь немец Отто Лилиенталь (1848— 1896 гг.). Заслуга изобретателя в том, что на первое место в воп­росах изучения феномена поле­та он поставил не проектирова­ние самолета или создание ново­го двигателя, но самого человека. Лилиенталь отвергает предше­ствующий опыт проектирования и создания самолетов, исходя из чисто эмпирических данных. Он приступает к подробному изуче­нию планирования и управления планирующим аппаратом. «Соб­ственное летание самого челове­ка есть первооснова в решении проблемы, гак как факторы, обуславливающие полет, могут быть освоены легче всего в про­цессе именно таких личных ис­пытаний…» — вот аксиома, ясно сформулированная пионером авиации.

Лилиенталь после окончания средней школы поступает в Ин­женерную академию в Берлине. Окончив ее, он проработал какое-то время в промышленности, за­нимаясь всевозможными изобре­тениями и интересуясь новостя­ми авиационного мира. В 1870 году его призывают в действующую армию. Ом побывал во Фран­ции около Парижа, где имел воз­можность узнать все недостатки почтовых шаров того времени. Впоследствии он изучает все дан­ные по летному делу, что накопи­лись за десятилетия исследований в этой области, и нигде не полу­чает ответа на интересующий его и всю Европу вопрос о возможно­сти управления полетом. «О сущ­ности летания каждый техник имеет свое особое мнение… В тех­нике летания слишком много вся­ких рассуждений и вычислений и слишком мало опыта… Да, нужны наблюдения и опыты, опыты…» Именно приобретению опыта ре­шает посвятить свою жизнь Отто Лилиенталь.

Начинает он с изучения техни­ки парения птиц, постепенно пе­реходит к изучению аэродинами­ческих характеристик формы птичьего крыла. В 1889 году вы­ходит его книга «Полет птиц как основа авиации». Только теперь он приступает к практическим полетам, дабы самому убедиться в верности своих выводов и при­обрести собственный опыт. Все это было выполнено исключи­тельно в немецком духе — аккурат­но и педантично. Для проведения опытов Лилиенталю, естествен­но, требовались определенные материальные средства. Как на­стоящий немец, Отто позаботил­ся и об этом вопросе, заранее организовав на основе своего изобретения небольшой завод по производству более совершенно­го парового котла.

В 1891 году Лилиенталь построил себе первые кры­лья из ивовых прутьев, обтянутых материей. Крылья ве­сили около 18 кг при площади 10 м2 и могли удобно скла­дываться. Для придания крыльям поперечной выпуклос­ти поверх их обшивки накладывались соответственно изогнутые деревянные ребра. Сзади крыльев был прила­жен хвост. Испытатель держан крылья под мышками и опирался руками на перекладины, проходившие вдоль ос­новной центральной части остова, имевшей вид вытяну­того обруча.

Начались практические опыты.
Последовательно, шаг за шагом пытался Лилиенталь со своими крыльями сперва прыгать с насыпи в саду, потом бегать, потом скользить в воздухе над более или менее пологими склонами возвышенностей. Он скоро убедился, что во время прыжков крылья лишь замедля­ют падение. Но после прыжка с предварительным разбе­гом с насыпи высотой 1 —2 м он мог плавно скользить в воздухе на расстояние 6—7 м. Напрактиковавшись в та­ких коротких спусках при тихой погоде, он перенес ис­пытания на холмистое поле. Практика скоро показала, что надо выбирать для опытов пологие склоны и всегда ориентироваться против ветра. Поэтому нужно было иметь несколько мест для старта. При таких условиях удавались плавные слеты длиной 20—30 м.

Пришлось приноровиться и к тому, чтобы посадка выходила достаточно мягкой; если случа­лось садиться не против ветра, то надо было для устранения толч­ка приподнимать переднюю кромку крыльев.

Изменяя и совершенствуя конструкцию крыльев, исследо­ватель менял и места испыта­ний. Из окрестностей гор Штег- лица он перешел на Риновские горы, где спускался с холмов высотой 20—30 м, а позднее и с высоты 60—80 м. Овладевая техникой планирования, он дер­жался в воздухе 20—30 секунд при дальности полета до 200— 300 м. Он научился делать в воз­духе виражи (повороты) и на­столько приспособился исполь­зовать ветер, что ему удавалось подниматься даже выше места взлета. Так Лилиенталь практи­чески подошел к освоению под­линного парения птиц.

В 1894 году Лилиенталь из­менил конструкцию своего сна­ряда, сделав в нем двухъярусные крылья. При этом размах был сведен к 6,8 м, а вес составлял около 20 кг.

Выполнив около 2 тысяч поле­тов, Лилиенталь готовился по­ставить на новый снаряд свой паровой двигатель в 2—3 л. с., который должен был сообщать машущие движения двум вспо­могательным открылкам по кон­цам крыльев планера. На такой машине испытатель хотел уподобляться не только планирую­щей или парящей птице, но и птице, движущейся гребным по­летом.

Но, увы, ему не удалось при­вести эти планы в исполнение. При упражнении в планировании 9 августа 1896 года он потерпел аварию. От невыясненной причи­ны, то ли от сильного порыва вет­ра, то ли от поломки крыльев, планер неожиданно упал с высо­ты 15 м. При падении испытатель получил столь опасные повреж­дения позвоночника, что на сле­дующий же день скончался.

Так жестоко расплатился за свои дерзания талантливый иссле­дователь, выдающийся изобрета­тель и смелый, прекрасно трени­рованный спортсмен, впервые указавший единственно правильный путь в разрешении проблемы летания человека.

Германия отметила заслуги Лилиенталя, построив памятник в Лихтерфельде. А в эксперимен­тальной аэродинамике, в графи­ках, характеризующих качество крыла, те кривые линии, которые выражают зависимость между подъемной силой и лобовым со­противлением при различных уг­лах атаки, и поныне называют полярами Лилиенталя.

Несмотря на то, что основная работа по созданию действующе­го самолета велась в Европе, пер­вый летающий управляемый ап­парат тяжелее воздуха был по­строен, как ни странно, в Америке.

О характере упражнений Лилиенталя можно судить по следующему рассказу одного очевидца, редактора английского журнала.

«Мы поднялись на вершину холма, и Лилиенталь ок­рылился своим снарядом. Я отошел ниже и с интересом ожидал момент взлета. Летчик стоял лицом против вет­ра, в позиции бегуна, ожидающего сигнала для старта на скорость. Почувствовав подходящий порыв ветра, Ли­лиенталь быстро сделал три шага вперед и, поднятый на крыльях, поплыл почти горизонтально от вершины холма. Он с большой скоростью пронесся над моей го­ловой, так что я не успел даже проследить за ним глаза­ми; лишь в ушах моих прозвенели растяжки, вибриро­вавшие в полете… Затем планер повернул влево, укло­няясь от направления ветра. Это произошло тоже очень быстро. Планер накренился, как бы терпя аварию. Был момент, когда я видел верхнюю поверхность крыльев. Но Лилиенталь энергичным отбросом своих ног восста­новил равновесие и пошел, планируя над лугами, к до­лине, почти касаясь верхушек стогов сена. В расстоя­нии полметра от поверхности земли он выбросил ноги вперед. Несмотря на большую скорость, планер сразу остановился, так как при поднявшейся передней кром­ке крылья оказали сильное торможение; посадка вышла очень мягкой… Подбежав к Лилиенталю, я застал его запыхавшимся от усталости и волнения. «Вы видели, что случилось? Эго не первый раз. При каждом полете осваиваешься все больше и больше».

Я очень интересуюсь новостями со всего света, это нужно мне по роду деятельности. Например, иран последние новости я могу узнать на сайте plainnews.ru в рубрике Иран. В других рубриках другие страны.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ