Корринт Курт

0
1310

Корринт Курт (Леннеп, Рейнская область, 20.2.1894 — Восточный Берлин, 27.8.1960). Сын поверенного в делах, он изучал юриспруденцию в Париже и Марбурге, затем литературу и историю искусства в Бонне. Рядовой во время Первой мировой войны, затем журналист в Берлине. После 1928 г. стал жить литературным трудом; в своем романе «Фюрер Хелльман» (Hellman der Fiihrer, 1943) принимает идеи нацизма. В 1945—1955 гг. владелец книжного магазина в Лейхлингене, затем поселился в Восточном Берлине. Переписывает роман «Фюрер Хелльман» в соответствии с социалистической идеологией; книга выходит в ГДР под названием «Дело Пекера» (Die Sache mit Paker). Дебютом Корринта в литературе стали невыразительные — чаще всего рифмованные — стихи, опубликованные в 1915 г. в сборнике «Действие-Смерть-Любовь. Стихи о войне» (Tat-Tod-Liebe. Gedichte aus dem Kriege). Более интересен сборник «Трубадур на посту» (Troubadour auf Feldwacht, 1917), написанный под Верденом; здесь заметна более тщательная работа поэта над языком. В 1915 г. Корринт приветствовал войну, но в 1917 г. он просит Бога восстановить мир. В сборнике «Большая молитва. Новые стихи» (Das groBe Gebet. Neue Gedichte, 1919), написанном в последний год войны, Корринт, призывая имена Бехера, Верфеля и Газенклевера, с воодушевлением поднимается на баррикады, воздвигнутые не для обороны от капиталистов, а во имя борьбы с ограниченной мещанской моралью. Корринт был пламенным приверженцем свободной любви, сторонником совокупления всех со всеми, оргии между людьми всех рас и народов. Если Отто Гросс считал сексуальное общение универсальной панацеей, но лишь в отношении отдельно взятых пар, то Корринт проповедовал мировую религию вселенского совокупления: счастье, ликование, братание, мир должны стать его логическими следствиями; так будет покончено с войной, завистью и засильем обывателей. Свои идеи Корринт решил облечь в форму романа. В 1919 г. тиражом 5000 экземпляров вышло первое издание книги «Потсдамская площадь, или Ночи нового мессии» (Potsdamer Platz oder die Nachte des neuen Messias). Имя этого мессии — Ганс Термаден, он родом из города Бармена-на-Вуппере. Он приезжает в Берлин и подцепляет проститутку, которая буквально покорена активностью этого юноши с неистощимой потенцией: «Он все глубже погружался в колодцы, где царила кромешная тьма, высвобождая невиданные силы и порождая столь причудливые образы, что та, которая привязала его к себе как ученика, вскоре прославила его как учителя». Первым делом Термаден соблазняет ревниво охраняемую девственницу с тонкими губами и делает из нее богиню чувственности. Термаден занят также обращением новичков; как новый мессия, он освобождает людей от ужаса сексуальной зажатости. Люди стекаются отовсюду к Потсдамской площади, штаб-квартире мессии. Очень скоро все окружающие площадь здания превращаются в бордели; теперь уже народ съезжается в Берлин из Англии, Франции и Мексики; город набит до отказа. На подмогу зовут полицию и армию, однако в их рядах обнаруживается немало дезертиров, которые также принимают участие в широкомасштабном совокуплении. Расцветает «весна человечества», процесс «воскресения планеты» идет по восходящей; в конце концов Ганс Термаден взмывает на небеса на белом облаке.
В прозе Корринта немаловажную роль играет ирония — обстоятельство, которое задетые за живое критики не всегда учитывали. «Инстинкт» (Trieb, 1919) — пародия, где немецкий «роман воспитания» в духе Гёте иронически соотносится с воспитанием плоти. «Бордель» (Bordel, 1920) — стилистический эксперимент. Корринт пользуется здесь преимущественно внутренним монологом. Парикмахеру Иоахиму Пазентралю восемнадцать лет. Он чрезвычайно хорош собой, наделен невероятной половой силой и занимается сводничеством. Его записная книжка с расписанием интимных встреч заполнена на много месяцев вперед. В конце концов женщины и секс так изматывают его, что однажды, совершенно выдохшись, он устраивает поджог, с тем чтоб уйти из жизни. В романе «Мо Марова» (1920) Корринту удалось еще раз превзойти самого себя: его героиня — женщина с ярко выраженными садистскими наклонностями — с помощью специально изготовленных хитроумных устройств буквально раздирает на части и себя, и своих любовников. Вскоре ей становится мало и этого, и она набирает целую армию сексуально одержимых дьяволиц, которые высыпают на улицы города. Мужчины лезут из кожи вон, чтобы им угодить, но от полового перенапряжения мрут как мухи. Из других городов им на смену прибывает все больше мужчин; хотя город окружен войсками, распаленные новички прыгают на парашютах. После 1920 г. Корринт отказывается от взвинченного языка, но поначалу сохраняет приверженность излюбленной теме. В романе «Лилиоль» (1921) мать спит с сыном на глазах у отца, брат и сестра также занимаются кровосмешением. Роман «Убийство» (Mord) представляет собой психологический детектив; «Яд» (Gift) заключает в себе фантастический сюжет: человек, сам не зная того, проводит ночь любви с трупом. В задачу романа «Ужас» (Grauen) входит только одно: перепугать читателя.

Нельзя сказать, что из всех прозаиков-экспрессионистов Корринт отличается наилучшим вкусом или самым изысканным стилем. Однако по части исступленной патетики, а также дерзости языка он не знает себе равных. Так, в «Борделе» содержится пассаж, на три четверти состоящий из звуков, издаваемых Иоахимом во время еды, и на четверть — из обрывков приходящих ему в голову мыслей (опять-таки во время еды). Можно было бы назвать это доходящим до крайности натурализмом. Однако соответствующий пассаж написан не только в ироничных целях: он по закону контраста усиливает эффект той экстатической прозы, в контекст которой помещен.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ