Крестьянство в средние века

1
467

Крестьяне, жившие в феодах, были свободными лишь номинально. На практике феодалы закрепощали их, запрещая оставлять обрабатываемые ими наделы и перебираться либо к другому феодалу, либо в города, где существовала возможность заняться ремеслом либо торговлей. Уже в IX веке в феодах выделялось две категории зависимых земледельцев – сервы и вилланы. Сервы находились почти что на положении рабов. В юридическом плане серв полностью зависел от воли господина. На женитьбу он должен был получить особое разрешение. Передать свое имущество по наследству он также не имел права. Наследник крестьянина-серва, его сын или зять, должен был «выкупать» имущество отца у феодала за установленную плату. Помимо обычных налогов, которыми облагались все земледельцы, сервы платили господину подушный налог. Впрочем, назвать средневекового серва рабом было бы неверно. Ведь он мог иметь семью, личное имущество, орудия труда, скот.

Виллан ненамного отличался от серва. С юридической точки зрения, он обладал всеми правами свободного человека. Вилланы не платили подушного налога, их личное имущество никак не зависело от феодала. Барщина и прочие обязанности, которым вилланы подвергались наравне с сервами, были для них все же не столь обременительны. Но, как и серв, виллан был крепостным крестьянином. Земля ему не принадлежала, уйти с нее он не имел права, и личные свободы его оказывались на деле минимальными.

Барщина представляла собой довольно обширный круг хозяйственных обязанностей. Каждый крестьянин в общине получал для обработки участок земли, принадлежавшей местному феодалу (светскому или церковному). Эту землю крестьянин обязан был вспахать, засеять, собрать урожай и полностью привезти его владельцу земли. Иногда барщина была строго регламентирована по времени: три дня в неделю крестьянин работал на земле феодала, три дня – на собственном участке. Воскресенье считалось праздничным днем, запретным для работ. Запрет этот был одним из самых суровых – кое-где работа в воскресенье наказывалась самой страшной для средневекового человека карой – лишением личной свободы. Виллан, работавший в воскресенье, переходил в число сервов.

Земельная барщина у церковных крестьян была более разнообразной, чем у тех, кто принадлежал светским феодалам. Церковные хозяйства были богаче большинства феодов – крестьяне должны были заботиться и о лугах, и о садах, и о виноградниках.

Помимо земельной барщины, крестьянин нес и ряд иных хозяйственных повинностей. Он обязан был регулярно предоставлять для хозяйственных нужд феодала лошадь (или сам выезжать на транспортные работы со своей упряжкой). Эта повинность, вппрочем, была ограниченной: феодал не мог заставить крестьянина возить грузы на слишком большие расстояния. Этот принцип четко оговаривался в законах (в частности, в «правдах» франкского государства в различные периоды). Строительная повинность, хотя и входила в число барщинных повинностей, стояла особняком – за ее исполнение феодал обязан был выплачивать крестьянам определенное вознаграждение. Крестьяне, исполняющие строительную повинность, занимались постройкой хозяйственных сооружений во владениях феодала – амбаров, хлевов, изгородей.

Помимо барщины, крестьяне обязаны были платить феродалу натуральный оброк – определенную часть всего урожая, собранного с их собственных участков. В отношении церковных крестьян это была десятая часть – знаменитая в Средние века церковная десятина, которую платили церкви все без исключения. Светские феодалы могли изменять свою долю, получаемую в качестве оброка, но сам оброк оставался неизменной частью жизни сельскохозяйственной общины вплоть до конца Раннего Средневековья. Только ближе к XI – XII вв. феодалы стали понемногу отказываться от продуктового оброка в пользу денежных выплат. А с конца XII века денежная рента заместила оброк почти во всей Западной Европе, за исключением Германии, дольше других стран сохранявшей феодальное хозяйство в чистом виде.

Наряду с барщинными работами и оброком, крестьяне-общинники должны были ежегодно приносить феодалу установленную плату – чинш за использование его пастбищ для выпаса общинного скота. Упоминание этого чинша в текстах раннесредневековых документов наглядно свидетельствует, что уже в VIII – IX веках община свободных земледельцев практически прекратила свое существование, лишившись главной опоры – разнообразных земельных владений. За общинниками оставались только полосы пахотной земли – условно находящиеся во владении крестьян, фактически и формально принадлежавшие феодалу, на чьей земле располагалась община.

Примерно с VII – VIII века закрепощение крестьян было оформлено многочисленными законами. Поначалу в этом особенно усердствовала церковь, стремившаяся упрочить свое положение основного землевладельца в государстве. Если свободный общинник, задолжав церкви, не успевал выплатить долг до оговоренного срока, у него сперва отбирали часть скотины и увеличивали повинности. Нередко крестьянин, чтобы отработать положенное, бывал вынужден выйти в поле в воскресный день. А это уже считалось грехом и каралось «в соответствии с законом». Первым наказанием за воскресную работу было наказание телесное, вообще-то не применявшееся к свободным людям. За второй подобный проступок у крестьянина отбирали треть его имущества, а после третьего раза церковь, чью землю он обрабатывал, имела право перевести его в разряд сервов.

Окончательное закрепощение феодальных крестьян произошло лишь в X – XI веках. Первыми это сделали французские короли. Ряд указов повелевал всем свободным общинам перейти под покровительство кого-либо из крупных феодалов вместе со всем имуществом и земельными угодьями. Французское крепостничество было едва ли не самым тяжелым во всей Западной Европе в Средние века. Французские вилланы и сервы были, пожалуй, самой презираемой частью населения страны. В многочисленных произведениях светской литературы на французском языке, появившейся в XI – XII веках, крестьяне жестоко высмеиваются. Авторы поэм и рыцарских романов призывают не давать спуску «этим проходимцам», только и думающим, как бы обмануть благородного человека.

Отношение средневековой знати к крестьянам превосходно иллюстрирует небольшое произведение на латинском языке, пародирующее распространенные в Средние века латинские грамматики – «Склонение крестьянское». Вот как, по мнению неизвестного поэта, следует употреблять слово «виллан» в разных падежах:
Имен. падеж ед. числа — Этот виллан
Родит. — Этой деревенщины
Дат. — Этому дьяволу
Винит. — Этого вора
Звательный — О, разбойник!
Творит. — Этим грабителем
Имен. множ. — Эти проклятые
Родит. — Этих презренных
Дат. — Этим лжецам
Винит. — Этих негодяев
Зват. — О, подлейшие!
Творит. — Этими нечестивцами

Строго говоря, крепостничество слабо прижилось только в Италии, самой экономически развитой стране Средневековья. Там господствовали свободные городские коммуны, королевская и императорская власть зачастую оставалсь номинальной, и итальянские феодалы имели в своей стране гораздо меньше прав, чем французские или германские. Так что в Италии отношения в сельском хозяйстве складывались преимущественно между городом и деревней, а не между феодалом и деревней. Города, особенно крупные промышленные центры (Флоренция, Болонья, Лукка, Пиза) выкупали у феодалов всех крестьян и даровали им свободу. Выкупленные из крепостной зависимости деревни-контадо попадали в зависимость от городской коммуны — зависимость не менее тяжелую, но не столь обременительную в плане личной свободы крестьян.

Интересные сведения:

  • Барщина – форма феодальной ренты – даровой принудительный труд крестьянина в хозяйстве феодала. Распространилась с VIII – IX вв.
  • Оброк – продовольственные или денежные платежи, выплачиваемые крестьянином феодалу в счет земельной ренты.
  • Чинш (от лат. census – ценз) – денежный и продуктовый оброк с феодально-зависимых крестьян. Для наследственных владельцев чинш был фиксированным.

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ