«Полеты» с колоколен

0
2147
Искусство полета

В истории авиации первые катастрофы начали проис­ходить уже в Средневеко­вье. И Это, пожалуй, более чем удивительно. Во времена всесилья Церкви и беспощадных гонений на колдуний, нельм и инакомыслящих человек продолжал мечтать о запретном плоде — о свободном полете. Расскажем о некоторых из этих смельчаков «летунов», попавших в исторические анналы.

Оливер из Малсбери в 1020 году, приделав самодельные кры­лья, совершил прыжок с коло­кольни монастыря. Полет был недолгим и привел к перелому ног. Но эта неудача не сломила одержимого естествоиспытателя, получившего прозвище Летаю­щий Монах, а всего лишь убеди­ла в том, что надо было установить крепление к ногам хвостовых ста­билизирующих плоскостей. Дожи­вая свои век, он много раз жало­вался, что позабыл об этой досад­ной мелочи.

Подданному турецкого султа­на Арслана II сарацину из Кон­стантинополя, прыгнувшему с одним лишь плащом, в который были вшиты ребра жесткости, повезло значительно меньше: одно из ребер жесткости слома­лось в полете, и смельчак погиб.

Так же трагично окончилась попытка гимнаста сарацина в 1178 году в Константинополе. Он решился за крупную сумму денег совершить во время очередных конных ристалищ перелет через все беговое поле. Отчаянный изобретатель самостоятельно из­готовил матерчатые крылья, при­шил их к специальному костюму, причем для жесткости вшил в крылья ивовые прутья. Он бро­сился с высокой башни и через мгновение сломал себе шею.

В 1507 году изобрел новые крылья шотландский аб­бат Дамиан. Результаты этого безрассудного опыта ока­зались на сей раз менее трагичны — изобретатель всего лишь сломал себе ногу. Все соседи и прихожане осмеи­вали этого неудачника. Сам же аббат объяснял аварию тем, что среди перьев орлов и голубей затесались по не­досмотру и куриные перья. А куры, как известно, не уме­ют летать.

Подобные происшествия про­должались долгое время, когда, наконец, одному из этих тысяч смельчаков удалось в XVII веке продержаться какое-то время в воздухе и ничего себе не сломать. Счастливчика звали Жезерфеном Селиби. Прыгнув с башни в Гала­те (торговом центре Стамбула), он, прежде чем коснуться земли, по свидетельству очевидцев, про­летел некоторое расстояние по воздуху, но и только.

Во многом аналогичная история произошла в России в XVI веке, где «боярский холоп Никитка в присутствии царя Ивана IV Гроз­ного и при большом стечении на­рода с помощью какого-то крыльчатого аппарата совершил удачный полет с колокольни. Но царь, от­личавшийся порой болезненным непостоянством и импульсивнос­тью, приказан отрубить Никитке голову, а его летательный аппарат сжечь за «содружество» с нечистой силой, так как «человек не птица, крыльев не имеет. А еще же приставит себе аки крылья деревянны, против естества творит. То не Бо­жье дело, а от нечистой силы».

Столь неудачные полеты ни­коим образом не увеличили об­щие знания о принципах полета и планирования. В какой-то мере эти прыжки были даже шагом назад в сравнении с практикой использования плоских воздуш­ных змеев. До XIX века в Евро­пе не предпринималось серьез­ных шагов для научного изуче­ния феномена полета.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ