Свет и тень

0
890
Сон императора Константина

В записях Леонардо да Винчи есть и такая: «Первое намерение живописца — сделать так, чтобы плоская поверхность показывала тело рельефным и отделяющимся от плоскости, и тот, кто в этом искусстве наиболее превосходит других, заслуживает наибольшей похвалы…» В этом художнику помогают свет и тень. Таково ещё одно открытие эпохи Ренессанса. Фигура или предмет кажутся на картине объёмными, а материал, из которого сделана вещь, настоящим, если художнику удается правильно показать, как на них падает свет. Для этого ему надо знать законы образования теней.
Научившись изображать отдельные предметы и детали так, что они выглядели как настоящие, некоторые художники пришли в такой восторг, что стали выписывать всевозможные подробности где надо и где не надо. Так венецианец Карло Кривелли написал «Благовещение». Сюжет самый что ни на есть серьёзный и религиозный: архангел Гавриил является Деве Марии — сообщить, что ей предстоит стать матерью Бога, который пожертвует собой ради людей. Но это для художника явно было только поводом показать, чему он научился. Дабы обеспечить себе простор для творчества, он поместил героев в дневную городскую суету, так что главным для него было не оставить без внимания ни одной подробности: тут и орнамент на стенах, и решетка на окне, и посуда в комнате Марии, и павлин на карнизе, и коврик, вывешенный на просушку, и, конечно, улица в перспективном сокращении. Что до переднего плана, то Кривелли не отказал себе в удовольствии нарисовать яблоко — вполне объёмное, освещенное с одного боку солнцем и отбрасывающее тень.

Наиболее «доверительные отношения» со светом и тенью установились в XV веке у Пьеро делла Франчески. Расписывая фреской церковь Сан-Франческо в Ареццо, он изобразил «Сон императора Константина». Этому римскому императору, как гласит легенда, в канун решающей битвы во сне явился ангел и возвестил, что силой Святого креста ему будет дарована победа.

У остальных художников его времени на картинах обычно больше света, чем тени (только к XVI веку свет на полотнах стал менее ярким). А на фреске Пьеро делла Франчески — ночь. Над шатром императора парит ангел с крестом в руке, и исходящий от креста свет озаряет полог, спящего Константина, дремлющего рядом оруженосца и поблескивает на латах телохранителей. Окончательно же поставить свет и тень на службу искусству удалось художникам Высокого Возрождения.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ