Викинги

0
1889
Викинги

ВикингиВ истории Европы периода Темных веков трудно выделить наиболее драматичные моменты. Становление нового мира вообще проходило очень тяжело. Падение Римской империи, Великое переселение народов, постоянные войны, вторжения варваров-захватчиков, тяжелое и длительное формирование варварских королевств – христианский мир в период Темных веков вряд ли прожил в мире хотя бы год. Тем не менее, многие катаклизмы, сотрясавшие Западную Европу, унаследовавшую остатки античной цивилизации и понемногу созидавшей цивилизацию христианскую, носили локальный характер. Арабы представляли наибольшую опасность на юго-западе, венгры и другие тюркские племена – на востоке.

Но в VIII веке, уже после того, как большинство германских народов обосновалось на новых землях, вся Западная Европа столкнулась с новыми захватчиками, чьи интересы не ограничивались землями лишь одного или другого народа. Опытные и беспощадные воины, они проникали вглубь франкских и лангобардских владений, грабили и сжигали города и монастыри во Франции, Германии и Италии. Обитатели континентальной Европы назвали пришельцев «норманнами» – «людьми с севера».

VIII – XI века стали известны в европейской истории как эпоха викингов, или норманнов. Этим именем христианская Европа нарекла своих ближайших родственников, северогерманские племена, издавна населявшие Скандинавский полуостров и не ушедшие с обжитых земель даже тогда, когда в начале 1 тысячелетия н.э. началось масштабное похолодание, стронувшее с места многие другие племена и приведшее к Великому переселению народов.

Народы Северной Европы сохраняли патриархально-родовой строй в течение гораздо более долгого времени, чем континентальные германцы. Так что в социальном плане они заметно отставали от франков и других народов, утвердившихся в Европе. Хозяйственная жизнь скандинавов также не отличалась разнообразием. Суровые климатические условия ограничивали развитие сельского хозяйства. Зато другие традиционные занятия германских народов у скандинавов процветали – охота, в том числе на морского зверя, и рыбная ловля. Собственно, море было для жителей Скандинавии едва ли не основным источником средств к существованию. Не удивительно поэтому, что к VIII веку в Европе не было лучших мореплавателей, чем скандинавы. Они превосходно освоили не только каботажное мореплавание (эти навыки в определенной мере были унаследованы от римлян и народами континентальной Европы), но и дальние по меркам той эпохи морские походы. Великолепные познания в навигации позволяли норманнам совершать длительные рейсы вдали от морских берегов. Как раз в это время, в начале VIII века, европейские народы начали выходить из многовекового экономического кризиса. Оживилась торговля, приморские города стали важными торгово-транспортными центрами. И норманны занялись прибыльным и кровавым делом – морским разбоем. Вначале они только грабили и топили купеческие суда, заходившие в северные воды, но постепенно аппетиты норманнов, не встречавших серьезного сопротивления, стали расти. В самом конце VIII века они начали агрессию на Западную Европу.

В ряде исследований по истории норманнов называется точная дата начала эпохи викингов – 793 год, когда ладьи северных воинов причалили к берегам Англии. Британия, ближе других стран стоявшая к скандинавам по общественному и экономическому развитию, стала первой мишенью норманнского завоевания.
Строго говоря, экспансия скандинавов на юго-запад началась еще раньше. Превосходно зная воды Северной Атлантики, они заселили множество мелких островов, ставших базами для военных походов. Примерно в течение полувека с момента первого нападения на северное побережье Англии, норманны осваивали этот регион, совершая вооруженные нападения на поселения и богатые монастыри Британии и Ирландии. В это время скандинавы старались не слишком удаляться от родных краев – их суда ходили самое большее на тысячу километров от побережья современной Норвегии. Большую часть этих вылазок викинги совершали летом, когда навигационная обстановка была максимально благоприятной. Тогда же они начали проводить разведку и более далеких территорий – европейские хронисты, равно как и сами норманны в своих сагах, упоминают о появлении парусных ладей викингов даже у побережья Испании, к тому времени почти полностью завоеванной маврами. По подсчетам современных историков, в этих походах принимало участие не так уж много воинов – порядка 15 – 16 тысяч человек за все время первых походов.
Именно в это время сложилась в общих чертах тактика норманнских набегов. Быстроходные и маневренные ладьи высаживали на берег небольшие, но отлично вооруженные и дисциплинированные отряды, которые грабили и в большинстве случаев уничтожали поселение или монастырь, унося всю добычу, какую могли захватить. Затем норманны возвращались на «базы» – поселения на островах или на побережье Норвегии. Ключами к их успеху были, во-первых, неуязвимость на море (британский флот, вообще довольно слабый, годился в лучшем случае для каботажного плавания и по быстроходности не мог тягаться с судами викингов), а во-вторых организованность. Прочные родоплеменные связи и непоколебимый авторитет военного вождя — те самые качества германских народов, которые помогли им одержать верх над Римом во время Великого переселения народов, — до сих пор сохранялись у норманнов и прочно цементировали небольшие, но слаженные дружины.
Об исключительно высокой дисциплина в дружинах викингов, а также об их незаурядном военном мастерстве свидетельствует хотя бы тот факт, что небольшие отряды были в состоянии организовать успешную осаду поселения – иногда даже нескольких, одного за другим. Жестокость норманнских воинов очень быстро стала притчей во языцех. Кровавая слава, которую они стяжали налетами на земли Англии и побережье нынешней Голландии, сыграла им на руку позднее, когда скандинавы перенесли свое внимание на континентальную Европу.
Это произошло во второй трети IX века. Примерно до 870-х годов викинги плавно расширяли зону своих разбойничьих набегов. Помимо активных действий на всей территории Британских островов, они начали совершать регулярные высадки на земли Северной Франции и Германии. Не желая слишком удаляться от привычной водной стихии, викинги на этом этапе ограничивались сперва грабежами на побережье и вдоль крупных рек. Их ладьи, обладавшие высокой посадкой, свободно проходили вверх по течению таких судоходных рек, как Рейн и Эльба в Германии, и Луара во Франции. Тактика оставалась все той же: стремительный набег, уничтожение города или монастыря и возвращение в море.
Европейские правители, не исключая и франкских королей, не сумели ничего противопоставить вторжениям викингов. Не следует забывать, что к этому времени в континентальной Европе уже сложились государства с централизованной властью, правители которых опирались во взаимоотношениях с соседями не только на одну военную силу, но и на дипломатические действия. В этих странах действовали законы, основанные как на традиционном германском праве, так и на античной традиции. Одним словом, Западная Европа уже двигалась к цивилизованной жизни. А с приходом викингов как будто возвращались времена варваров-завоевателей. Викинги не признавали законов тех стран, в чьи земли вторгались. Даже во время торговых операций с континентальными городами они оставались прежде всего воинами, не признающими других аргументов, кроме собственного меча. Нарождающаяся цивилизация Западной Европы оказалась бессильна перед норманнами.
Безнаказанность только раззадоривала викингов. Некоторые из норманнских конунгов постепенно переходили от кратких набегов к ведению полномасштабных военных действий. Впрочем, на этом этапе норманны вели войны не ради закрепления на чьих-то землях, а в основном ради грабежа. Радиус действий норманнских дружин расширился примерно в полтора раза и составлял теперь от полутора до двух тысяч километров от скандинавского побережья. Ближе к концу этого этапа экспансии в действиях викингов появились новые элементы. Если поначалу они лишь захватывали ценную добычу и уплывали прочь, то начиная с 850-х годов дружины все чаще стали забирать также скот и продовольствие в округе, подвергшейся нападению. Упоминания об этом встречаются как в скандинавских сагах, так и в текстах хроник. Данные того же времени о большой численности норманнских дружин, вкупе с захватами продовольствия «на местах» говорят о том, что викинги становились все более независимы от своих баз в Скандинавии и Атлантике. Дружины привыкали подолгу действовать на континенте, вдали от спасительного моря.

Тогда же викинги постепенно начали создавать опорные пункты на северном побережье Европы и по берегам крупных судоходных рек, поближе к морю. Точно так же, как веком ранее на островах в Северной Атлантике, они обосновывались на новых территориях на континенте, понемногу расширяя зону своего влияния. По-прежнему не признавая законов тех государств, на чьих землях высаживались, викинги, где угрозами, где открытой силой захватывали свободные участки, а подчас и подчиняли себе целые города. Так, фламандский город Гент, один из старейших торговых городов Европы, надолго попал под власть норманнов. Гент и другие подобные «опорные пункты» обеспечили норманнам дальнейшее продвижение на континент.

Важные перемены в это время норманнские военные дружины претерпели также в том, что касается численности отрядов и тактики. На смену малым группам в два-три корабля постепенно приходили могучие соединения, насчитывавшие порой до ста — ста пятидесяти кораблей. На каждой ладье выходило в поход по пятьдесят-шестьдесят воинов. О том, насколько большое значение придавали этим походам сами викинги, говорит тот факт, что в сагах, относящихся к середине IX века, часто упоминаются имена конунгов, водивших дружины. Рагнар по прозвищу Лодброк (Кожаные Штаны), Рерик Ютландский, Бьерн Железнобокий (Ёрнсида) и около сорока других конунгов встали во главе дружин численностью от семи до десяти тысяч человек каждая. Эти армии, превосходно дисциплинированные и безжалостные, грабили крупные континентальные города от английского побережья до Средней Германии и Франции. Всего во второй трети IX века в походах викингов приняло участие порядка 75000 воинов, то есть практически все боеспособное население Скандинавского полуострова.

В последней трети IX века активность викингов на северо-западе континентальной Европы (Германия и Франция) и на Британских островах достигла максимума. Норманны практически оставили в покое южные земли, перейдя к завоеванию территорий на континенте. Некоторые норманнские конунги (в первую очередь, датчане) полностью захватили север Британии и Ирландии. Датчане густо заселили эти районы, установив там власть «датского права».

На континенте викинги либо просто захватывали приглянувшиеся им территории, либо вынуждали правителей областей и королевств уступать им земли практически даром. Период колонизации европейских земель стал, пожалуй, самым спокойным во всей эпохе викингов. Норманны почти перестали заниматься грабежами на завоеванных землях и предпочитали теперь обосновываться всерьез и надолго. Воинские объединения норманнов в очередной раз изменили свою структуру — вновь в сторону увеличения численности. Средневековые французские хроники много писали об осаде Парижа викингами в 885 году. Тогда вверх по Сене поднялась «Великая Армия» (именно так называли ее французские хронисты) – более семисот судов, тридцать пять – сорок тысяч воинов. Но такая армия стала исключением из правил. В основном норманны действовали флотилиями из двухсот-трехсот судов, то есть армиями от пятнадцати до двадцати тысяч человек. Такая тактика говорит, во-первых, о согласованности действий норманнов по завоеванию европейских земель, а во-вторых, о постепенной централизации власти в Скандинавии.
Норманнская угроза приобретала все более явственные очертания. Хрестоматийным примером суеверного страха европейцев перед «людьми с севера» стала молитва, впервые прозвучавшая в 888 году и включенная во все богослужения в католических соборах: A furore Normannorum libera nos, Domine – «И от жестокости норманнов избави нас, Господи!». Убедившись в том, что молитвы не помогают, европейские правители вступили в противоборство с жестокими язычниками, защищая христианский мир. Короли Западно-Франкского королевства, французских земель, не особенно преуспели в этом. Норманны захватили земли на севере Франции и прочно обосновались там. Эта область получила название «Нормандия», сохранившееся на все последующие века. Именно отсюда в XI веке, в самом конце эпохи викингов, герцог Вильгельм двинулся на завоевание Англии. Короли Германии (Восточно-Франкского королевства) оказались несколько более удачливыми: в 890-х годах германская конница предприняла победоносные боевые действия против норманнских поселений на землях Германии. Нашествие викингов на Западную Европу удалось ненадолго остановить. Заодно германские короли обезопасили свою страну от дальнейших нападений норманнов. Те, потерпев сокрушительное поражение (только в одной битве погибло около 15000 воинов), сосредоточили все внимание на более слабой в военном отношении Франции.
Именно там разворачивается основная активность викингов на следующем этапе завоеваний, продолжавшемся с 890-х до 930-х годов. Потери в Германии обескровили норманнов, к тому же в конце IX века английский король Альфред Великий сумел объединить страну и избавить Британские острова от датского влияния. Поэтому норманнские дружины под предводительством конунга Хрольва Пешехода двинулись на северное побережье Франции. Хрольв со своей армией, насчитывавшей от пятнадцати до тридцати тысяч человек, закрепился в Нормандии и основал Нормандское герцогство.

В это же время произошли серьезнейшие перемены в самой Скандинавии. Там норвежский конунг Харальд Прекрасноволосый предпринял первую попытку объединения скандинавских земель под своей властью. Процесс объединения скандинавских земель проходил очень тяжело. Отчасти именно этим объясняется снижение активности норманнов в Европе: значительные военные силы вернулись в Скандинавию, чтобы принять участие в переделе власти. Харальду удалось консолидировать норвежские, шведские и датские земли, но значительная часть населения не желала подчиниться его верховной власти. Недовольные целыми семьями переселялись в Исландию. Этот остров, открытый скандинавскими мореходами в конце IX века, принял в первой половине X века около 20000 поселенцев, сохранивших независимость от верховного конунга.

Открытие Исландии вновь подстегнуло тягу норманнов к дальним морским походам. Саги рассказывают о том, как в 980-х годах несколько норманнских ладей достигли берегов Гренландии, где основали несколько поселений. А еще через несколько лет ладьи викингов причалили к берегам Северной Америки, на земле, которую сами викинги прозвали Винландом. Норманны были первыми европейскими мореплавателями, высадившимися в Америке, – задолго до плавания Христофора Колумба.

В самой же Европе эпоха викингов вступила в очередную фазу. До середины Х века норманны, занятые преимущественно внутренними делами, несколько сократили масштабы походов на континент, ограничившись укреплением своих позиций в Англии и Северной Атлантике. Как и веком ранее, они направляли значительные флотилии к Британским островам, стремясь вернуть утраченное влияние. Размеры этих флотилий были вполне сопоставимы с временами Великой Армии (по 500 — 600 судов), но в целом викинги на время вернулись к небольшим мобильным боевым дружинам. Некоторые дружины нанимались на время в армии крупных конунгов. В самой Скандинавии понемногу складывались феодальные государства, подобные европейским королевствам раннефеодального периода. Конунги Норвегии, Швеции и, прежде всего, Дании укрепляли собственную власть.

Последняя треть Х века – время, когда норманны вновь обратили внимание на континентальную Европу. На сей раз они приступили к вылазкам в дальние земли – Испанию и Южную Италию. В политическом отношении скандинавские страны в это время все более тяготели к централизованной власти. Конунги все больше подчиняли себе независимые дружины, и набеги норманнов из простых разбойничьих вылазок постепенно превращались в государственный политический инструмент. Независимые дружинники поступали на королевскую службу и сражались под знаменами конунга. Тогда же норманнам удалось вновь подчинить себе Англию. В этой зоне действовали в основном датские конунги. Оккупировав Британские острова, они наложили на англичан огромную дань – «данегельд», «датские деньги». Так же назывался веком ранее налог, который все англичане выплачивали в государственную казну для строительства оборонительных сооружений против норманнов. Помимо дани, норманны то и дело совершали набеги на Англию, основной объект их интереса на протяжение всей эпохи викингов.

В результате дальнейшего усиления крупных «конунгов-викингов» вся первая половина XI века прошла под знаком наиболее масштабных в истории норманнских завоеваний. Сначала норманны полностью покорили Англию, где еще в начале века была предпринята безрассудная попытка изгнать иноземных захватчиков. В 1003 году по приказу английского короля были в одну ночь истреблены все датчане, проживавшие на острове и обеспечивавшие поддержку дальним походам скандинавских викингов. В ответ на это норманнские конунги на время позабыли о распрях и всей мощью обрушились на Британские острова. Английские деньги вновь рекой потекли в Скандинавию, и с помощью этих денег норманны провели ряд крайне удачных захватнических войн. Одновременно с этим произошла практически полная централизация власти в Скандинавии. Датский конунг Кнут (Канут, как называли его хронисты континентальной Европы) подчинил не только Британские острова (за исключением Ирландии, откуда норманны были изгнаны), но и норвежские земли, создав одну из самых сильных в политическом и военном отношении держав в Европе. Кнут основывал свое могущество не только на богатстве, но и на крепкой профессиональной армии, насчитывавшей не более десяти тысяч человек, но отличавшейся строжайшей дисциплиной и превосходным вооружением.

К этому времени скандинавы были уже частично обращены в христианство, но это не особенно облегчило жизнь правителям европейских стран. Конунги по-прежнему не слишком опирались на дипломатию, предпочитая действовать силой. О том, что и к церкви они относились без особого почтения, свидетельствуют некоторые современные археологические находки конца X – начала XI века. В частности, епископские посохи, обнаруженные в захоронениях знатных норманнов, вряд ли были куплены или выменяны – скорее всего, их захватили во время какого-нибудь набега на богатый монастырь. Да и христианство само по себе не получило в это время большого распространения на Скандинавском полуострове – в сагах сохранились сведения о норвежских конунгах, практиковавших кровавые жертвоприношения и другие языческие обряды.
Нормандское герцогство, успешно противостоявшее западно-франкским королям, тем временем набирало силу. В результате ряда морских походов в Средиземное море норманны захватили контроль над Сицилией и несколькими областями Южной Италии, изгнав оттуда арабов. Норманнское королевство на Сицилии просуществовало довольно долго, хотя распространить влияние дальше на Апеннинский полуостров норманны оказались не в состоянии.
В целом, однако, эпоха викингов постепенно подходила к концу. Держава Кнута Датского распалась практически сразу после его смерти. В Англии король Эдуард Исповедник добился независимости от датчан и перестал выплачивать «данегельд».

В середине XI века Скандинавия вновь обрела единого вождя. Им стал норвежский конунг Харальд, выдающийся военный и политический деятель. До того, как занять престол, Харальд немало воевал в разных странах. Какое-то время он вместе с дружиной находился на службе у византийского императора и сражался с войсками Нормандского герцогства, пытаясь изгнать их из Италии, на которую претендовала Византия. В 1066 году, после смерти Эдуарда Исповедника, Харальд собрал сильную армию, насчитывавшую, по разным данным, 200-300 боевых ладей, и отправился на Британские острова. Этот поход, фактически последний в истории эпохи викингов, окончился для норманнов неудачей. Они потерпели сокрушительное поражение от англосаксов, а сам Харальд погиб в бою.
Всего несколько дней спустя после этой битвы на южный берег Британии высадилось войско герцога Нормандского, Вильгельма. Вильгельм переправил через пролив Ла-Манш не пехоту, а тяжелую конницу, решившую исход войны. 14 октября 1066 года в битве при Гастингсе Вильгельм разгромил войска английского короля Гарольда. Англосаксам больше не удалось освободиться из-под власти нормандцев. Вильгельм, захватив Англию, поставил на все государственные посты своих приближенных, полностью оттеснив англосаксонскую знать. Насаждая в Англии свои законы, он очень быстро создал фактически новое государство.

Поход Вильгельма подвел черту под историей норманнских завоеваний. Северная Европа вслед за Западной вступила в полосу феодального развития. Формирование централизованных государств в Европе практически завершилось. Все дальнейшие объединения и распады государств происходили вокруг небольшого числа самых значительных политических центров.
Подводя итог, всю эпоху викингов, растянувшуюся на триста с лишним лет, можно условно разделить на три основные фазы. Первая, с конца VIII века до последнего десятилетия IX века, – это период становления норманнов как серьезной военной силы в Европе. В это время небольшие сплоченные дружины занимались преимущественно набегами на континентальные поселения и церкви, «прощупывая почву» для дальнейших завоеваний. Европейцы оказались неподготовлены к стремительному натиску безжалостных дружин викингов. Кроме Германии, нигде не сумели дать им серьезный отпор. Первая фаза эпохи викингов – это время наиболее значительных походов. Страх европейцев перед «жестокостью норманнов», походы Великой Армии пришлись именно на этот период, воскрешавший в памяти людей не слишком давние времена нашествия германских варваров.
Следующее столетие – это расширение зоны влияния норманнов в континентальной Европе. Они постепенно переходили от тактики набегов к захвату земель и к строительству опорных пунктов, то есть обосновывались в Европе всерьез и надолго. Тогда же наиболее влиятельные ярлы, представители скандинавской знати, начали концентрировать в своих руках значительную военную мощь. Так Скандинавия сделала первые шаги по пути централизации и феодализации государства. Собственно, и государства в Скандинавии начали складываться как раз в это время. В связи с возросшей политической активностью на полуострове, центр тяжести норманнского мира сместился обратно в Скандинавию. На пороге нового этапа своей истории мир викингов снова оживился. В это время они занимались преимущественно морскими грабежами, а также дальними плаваниями в поисках новых, незанятых земель.
Третья фаза – это период длительного умирания самого духа викингов. Малые дружины, которые подняли первую волну нашествия на Запад, уступали место крупным армиям централизованных государств. Множество викингов в это время погибло в междоусобных столкновениях конунгов. С учетом того, что множество боеспособных мужчин еще раньше покинули Скандинавию, переселившись в Исландию и в Америку, можно говорить о том, что военный потенциал норманнов постепенно таял. С другой стороны, они понемногу врастали в экономические и политические связи континентальной Европы. Торговля, прежде всего морская, понемногу вытесняла грабительские набеги, хотя и не до конца.

Интересные сведения и пояснения:

  • Конунг – военный вождь из числа знати у скандинавов. Правитель племени или области.
  • «Датское право» – законы, по которым жили сами скандинавы и которые они распространили на захваченные британские земли, не считаясь с местными законами.
  • Альфред Великий (ок. 849 – ок. 900) – король юго-западной Британии с 886 г.
  • Харальд Прекрасноволосый (Хорфагер, ок. 890 – 940 или 945) – скандинавский правитель, впервые объединивший норвежские земли под единой властью.
  • Винланд («страна винограда») – побережье Северной Америки, открытое норманнами ок. 1000 г. Винланд включал в себя, возможно, и Ньюфаундленд.
  • «Данегельд» – налог, впервые введенный в Англии в 991 г. Альфредом Великим и отмененный лишь в 1163 г.
  • Конунги-викинги – скандинавские конунги, руководившие воинскими дружинами и промышлявшие в основном морским разбоем и расширением владений за счет захваченных европейских земель.
  • Кнут Великий (995 – 1035) – конунг Дании и король Британии с 1015 г.
  • Эдуард Исповедник (ок. 1003 – 1066) – англосаксонский король с 1042, избранный на престол англосаксонской знатью.
  • Вильгельм Завоеватель (1027/1028 – 1087) – герцог Нормандии, захвативший и объединивший Англию.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ