Царицын

0
738

Кроме Астрахани в Волго-Ахтубинской пойме располагались Царицын, Черный Яр и Красный Яр. Эти города возникли как военные крепости, сооруженные для охраны границ и волжского пути. Самым крупным среди них был Царицын, основанный в 1589 г., в северной части дельты, на «Переволоке», где Волга ближе всего подходила к Дону. В этом месте волжский речной путь скрещивался с сухопутной дорогой, ведущей из заволжских степей на Дон и далее, в Крым и на Украину. Им неоднократно ходили на Волгу крымские татары, ногаи и калмыки. Там же переходили с Дона на Волгу отряды «воровских казаков». От Переволоки до ближайших донских станиц было всего около 60 верст.

Призванный охранять безопасность волжского пути Царицын был сначала поставлен на Царицынском острове, 7 верстами южнее Переволоки. Но после разрушения крепости в «смутное время» она была восстановлена в .15 г. на правом берегу Волги, на мысу, образованном Волгой и впадающей в нее Царицей.

С военно-стратегической точки зрения новое место было выбрано удачно. С двух сторон Царицын защищали реки и высокий обрывистый берег. Кроме того, вся окрестная равнина хорошо просматривалась с построенных на холме крепостных стен и башен.

От Астрахани Царицын отстоял довольно далеко. Тяжелые волжские суда с грузом добирались оттуда за 17 дней.

Позднее Царицын был включен в состав образованного в 1780 г. Саратовского наместничества, поэтому некоторые историки относят Царицын к Саратовскому краю. Однако природные условия района Царицына и само экономическое развитие этого города в XVII — начале XVIII в. были гораздо типичнее для Астрахан ского, чем для Саратовского края.

В первые годы после восстановления городок был невелик. Все его население жило в крепости. Ф. Котов, проезжая мимо в .23 г., отметил, что «дворы и ряд, и храмы все в городе». Пытаясь установить размеры крепости по данным о числе ее башен, А. А. Гераклитов высказал предположение, что ее площадь достигала одной десятины, а Г. С. Сколков определял ее в 1,5 десятины. По свидетельству А. Олеария, Царицын был построен в форме параллелограмма с 6 больверками и башнями. По его изображению видно, что отдельные строения и амбары располагались вне стен крепости уже в 30-х гг. XVII в. Я. Стрейс, упоминая, что Царицын был хорошо укреплен, описания города не оставил. К началу XVIII в. Царицын очень вырос. Де Бруин сообщал, что «предместье его раскинуто по берегу реки и частию вокруг города». Крепость продолжала оставаться деревянной, но содержалась в порядке, была снабжена артиллерией и до 30-х гг. XVIII в. не перестраивалась.

В XVII и первой четверти XVIII в. в Царицыне существовало воеводское управление. В городе были воеводский и дьячий дворы, приказная изба и все обычные для того времени учреждения: таможня, кружечный двор, торговая баня, зелейный погреб, житницы и другие казенные сооружения. В конце первой четверти XVIII в. там был создан магистрат, в состав которого вошли бур-деистр и 2 ратмана. Центром деловой жизни города была его торговая часть, находившаяся между крепостью и Волгой. Вблизи от выходивших в сторону реки крепостных Спасских ворот помещался базар с рядами лавок. Как видно из купчих крепостей на лавки, зарегистрированных в 20-е гг. XVIII в., на базаре имелись Мучной, Рыбный, Базарный и другие ряды. Ближе к берегу лежали харчевни, торговые склады и соляные амбары. Вдоль берега тянулись причалы, принадлежавшие рыбопромышленникам и купцам. По обе стороны от базара располагались жилые кварталы и Солдатская слобода. Сколько было жилых слобод в Царицыне в начале XVIII в. по имеющимся источникам определить не удается, но можно предполагать, что их было не менее трех, так как в городе действовали 3 приходские церкви. Помимо приходских церквей, в Царицыне существовали мужской Троицкий и женский Иоанно-Предтеченский монастыри, основанные в середине XVII в. Нет точных сведений и о числе дворов в Царицыне, но по реестру городов Главного магистрата известно, что он отнесен к четвертой категории, куда включали города, насчитывающие от 250 до 500 посадских дворов. Не меньше было в Царицыне и дворов служилых людей, численность которых во второй половине XVII — начале XVIII в. достигала 500 человек6. Кроме того, в городе были дворы дворян, церковнослужителей, администрации и других лиц. Следовательно, общее число дворов в городе в первой четверти XVIII в. приближалось к 1000.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ