Что такое бактериологическое оружие?

0
1011
Бактериологическое оружие

Бактериологическое оружиеМифология — страшная вещь.
Чем масштабней идея, чем больше кошмаров пробуждает она 6 сознании доверчивых обывателей, тем охотней её используют продавцы неприятных иллюзий —от политиков до журналистов, бактериологическое оружие в нынешнем его виде —это воплощение мифа о победе без особых затрат, причём гарантирующей жуткие муки любым брагам. Адреналиновая страшилка, апелляция к генетической памяти выживших во бремя чумы предков, ужас перед неизвестной опасностью, готовой выпрыгнуть из-под шкафа, как только выключат свет.

Предметное стекло.
Что такое бактериологическое оружие? Сначала заглянем в БСЭ. К бактериальным средствам относят возбудителей чумы, натуральной оспы, сибирской язвы, туляремии, сапа, мелиоидоза, бруцеллёза, холеры, пятнистой лихорадки Скалистых гор, американских энцефаломиелитов лошадей, жёлтой лихорадки, лихорадки Ку, глубоких микозов, а также ботулинический токсин». Опыт истории подсказывает, что по факту бактериологическим оружием может стать любая зараза — корь, коклюш, оспа и проказа. В своё время они истребили больше аборигенов, чем белые колонизаторы. Корь и коклюш были особенно эффективны — европейцы имели иммунитет к детским хворям. Недостижимая мечта любого генерала в белом халате — штамм, поражающий только нужную расу или этническую группу, — почти сбылась. Но в XXI веке благодаря вакцинации иммунитет человечества синхронизирован — индус, россиянин и австралиец привиты против одного и того же набора болезней. А антибиотики успешно излечивают большинство смертоносных хворей прошлых веков.

Действительно опасный штамм должен быть живучим, стойким к внешней среде, острозаразным, быстро развивающимся, устойчивым к стандартному лечению и обеспеченным противоядием, дабы поражённой местностью можно было впоследствии пользоваться без обработки напалмом. Этакий коктейль из гриппа, чумы и геморрагической лихорадки. К счастью, вирусов или бактерий, объединяющих в себе все нужные свойства, в природе не существует. При соблюдении правил санитарии, гигиены и химзащиты бомба с бактериями чумы или склянка холерных вибрионов в колодце не причинят фатального вреда регулярной армии.

Существует бесчисленное множество видов биоатаки: авиабомбы, баллистические ракеты, снаряды с бактериями, рассеивание или разбрызгивание инфекционного материала с воздуха, насекомые, рассыпаемые из самолётов, «приманки», прямой контакт противника с больными, диверсионные методы точечного заражения.

Распространение инфекции с помощью блох, сигарет и мешков с крупой устарело как класс. «Перьевая бомба», начинённая перьями с бациллами сибирской язвы, или аэрозоль с бактериями чумы или холеры дадут эффект капли в море. Создать опасную концентрацию тумана, пропитанного взвесью бактерий, возможно при распылении препарата с высоты не более 30 метров —самолёт собьют раньше. Эти способы эффективны разве что при борьбе с партизанами, когда нужно ликвидировать очаги сопротивления в джунглях или горах. Теоретически актуально диверсионное заражение —страшно подумать, что сотворит флакончик чумных бактерий в кондиционере аэропорта или системе водоснабжения города. Практически —даже если устойчивый штамм будет изобретён, кто рискнёт его применить, зная, что за считанные недели зараза дойдёт до страны — агрессора? Атипичная пневмония и германская кишечная палочка наглядно продемонстрировали скорость распространения пандемий в современном мире.

Восславим царство чумы.
Хроники бактериологических войн приведут нас в Древний Египет, к фараону Рамзесу II и пророку Моисею, который развеял над домами врагов горсть золы из печной трубы, чтобы призвать на головы египтян шестую казнь —нарывы и язвы. Ничего не напоминает?

Эпидемии часто вмешивались в ход битв. Мор поражал лагеря греков под Троей —боги мстили данайцам за нарушенные клятвы и не принесённые в срок жертвы. Чёрная оспа сразила войска Александра Македонского в Индии. Чума вынудила римлян спешно заключить мир с Парфией и ретироваться из охваченного болезнью Двуречья в 162 году. Победители и побеждённые молились своим богам, призывая на вражьи головы все небесные кары, но о способах передачи инфекций в те времена не знали даже лучшие медики. Немногие удачные эксперименты были случайными. Император Фридрих Барбаросса в битве при Тортоне в 1155 году приказал забрасывать разлагающиеся трупы в лагерь ломбардцев. Татары Джанибека в 1346 году, осаждая генуэзскую крепость Кафу, перекидывали через стены тела своих товарищей, умерших от неизвестной болезни. В крепости вспыхнула эпидемия, генуэзцы бежали в Италию — и принесли на кораблях семена «чёрной смерти», в считанные годы охватившей всю Европу. Сам Леонардо да Винчи сконструировал требушет, чтобы забрасывать врагов тушами дохлых лошадей. Знаменитый врач Андреа Чезальпино с глубоким сожалением отметил в своих записках, что в 1435 году попытка заразить французских солдат проказой с помощью вина, в которое подмешаликровь больных, не удалась. К слову, средневековые жители европейских городов были абсолютно уверены в существовании «бактериологического оружия». И охотно уничтожали «виновников» эпидемий — цыган, евреев и прокажённых.

После точечных европейских опытов крупным полем глобальной биологической войны стала Америка, несколько позже — Австралия и острова Океании. Жители африканского континента достаточно часто общались с европейцами, чтобы приобрести иммунитет к их болезням. А вот остальным пришлось тяжко.

«…Когда капитаном и губернатором был Эрнан Кортес, на землю сию высадился Панфило де Нарваэс, и на одном из его кораблей находился негр, заболевший оспой, каковой недуг в сём краю никогда прежде не был известен. Когда оспа распространилась среди индейцев, то пошёл такой мор по всей земле, что в большинстве провинций вымерло более половины жителей, в других чуть поменьше; ведь индейцы не знали средств от оспы. Умирали многие также от голода, ибо заболевали все сразу и не могли ухаживать друг за другом, и некому было доставлять хлеб или что другое…» — писал Торибио де Бенавенте в «Истории индейцев Новой Испании». Если верить летописям, только за 1524-1527 гг. из б миллионов жителей империи инков 200 000 умерли от оспы. Полинезийцев подкосили проказа и туберкулёз, завезённые на острова мореплавателями. Папуасов сразила корь. Впрочем, аборигены тоже преподнесли «подарок» завоевателям — именно из Южной Америки доблестные конкистадоры привезли на родину сифилис. Археологи утверждают, что «болезнь любви» поражала европейцев ещё до Рождества Христова, но в раскопках, датированных XIV веком и ранее, — единицы скелетов с характерными гуммами на костях. А в 1495 году по Европе прокатилась первая эпидемия сифилиса, причём распространяли заразу испанские наёмники. Из-за болезни, поразившей солдат, Карл VIII был вынужден снять осаду Неаполя.
Первым «официальным» случаем запланированной биоатаки считается заражение индейцев оспой посредством знаменитых «оспенных одеял» в 1763 году. Генерал Амхерст предложил полковнику Букэ «…попытаться распространить оспу среди взбунтовавшихся индейских племен. Необходимо использовать все средства для истребления этих дикарей». Полковник ответил командиру: «Я попробую их заразить оспой с помощью одеял, которые я уж как-нибудь им доставлю». Этим арсеналом — одеялами, выпивкой и гниющими трупами —и ограничивалось бактериологическое оружие до XX века.

Двадцатый век представляет…
Начало XX века не привнесло ничего принципиально нового. Во времена англо-бурской войны представители обеих сторон бросали в колодцы трупы умерших от холеры. Германские агенты вызывали эпизоотии сапа в кавалерии стран Антанты, заражая коней и мулов. Тема «невидимых войн» вызывала острый интерес и у военных, и у обывателей. В 1925 году была принята Женевская конвенция, запрещающая применение бактериологического оружия. В 1932 году английский журналист Уильям Стад предъявил публике фальшивые документы, якобы доказывающие, что немцы выпустили пробную партию бактерий в парижском метро, хотя Германия ещё в 1931 году выступила против биооружия как неэффективного. И Гитлер впоследствии не поддержал идею по личным мотивам — ему как солдату хватило иприта на полях Первой мировой.

Но 1930 — е возвестили появление нового участника «гонки вооружений» — Японии. Бактериолог Сиро Исии возглавил так называемый «отряд 731» — группу по исследованию биологического оружия. Эксперименты, которые «врачи» ставили на «брёвнах», оказались бесчеловечными, но не совсем бессмысленными. Безусловно, многие опыты ставили по принципу «если мушке отрезать крылья»: подопытным вводили лошадиную мочу в почки, проверяли, сколько человек может прожить на хлебе, но без воды, замеряли скорость необратимого обморожения тканей и т.д. Но именно японские опыты заложили основу современной медицины экстремальных состояний, научив человечество бороться с обморожениями и перегревами организма. Кроме того, непосредственные опыты на людях позволили выяснить, что в человеческом теле 78% воды, установить потолки для пилотов и так далее.
С бактериями чумы экспериментировали с 1933 года в тюрьме «Южный корпус» оккупированного Харбина, затем неподалёку от города была построена отдельная база. Удалось добиться повышения вирулентности штамма в 60 раз — и убедиться, что эти бактерии непригодны для массового поражения. Исследователи попали в ловушку «платы за селекцию». Генетики утверждают: специализация в процессе направленного отбора одних признаков и свойств неизбежно сопряжена ослаблением и ухудшением других. Бактерии теряли свойства при посеве, высушивании и обработке, распылённые в воздухе — они не заражали «брёвна». Исии пришлось отказаться от аэрозолей и перейти на блох, но оказалось, что те дохнут в полёте, ломают лапки при падении с высоты и плохо переносят заразу. «Генерал Чума» не терял надежды — он перевёл на опыты порядка 3000 «брёвен» и невероятное количество средств, наращивал мощности — к 1945 году на базе трудилось порядка 1000 человек, способных выпустить до 8 тонн препаратов в месяц. Однако ни единой масштабной и эффективной атаки отряд 731 не провёл, и в 1945 — м, когда Квантунская армия терпела поражения, был уничтожен самими же японцами. Правда, Сиро Исии и другие функционеры отряда вышли сухими из воды и получили свободу в обмен на передачу США ценнейших данных по опытам.

Американские военные подхватили знамя биологической войны. В 1949 году вышла популярная книга Розбери «Мир или чума», в которой открытым текстом писалось, что применение биологического оружия в вооружённых конфликтах будущего вполне закономерно и принесёт стране большие выгоды, так как атакует только человека и базу его питания, не уничтожая материальных ценностей. В 1951 — м в Северной Корее с самолетов рассеивали заражённых насекомых, в 1966 — м во Вьетнам перебросили филиал некоего закрытого биоинститута — и в том же году в стране вспыхнула масштабная эпидемия чумы — странное совпадение или атака? В начале 70 — х на Кубе разразилась эпизоотия свиной чумы, в конце — эпидемии грибковых заболеваний, изничтожившие плантации сахарного тростника и табака. А в 1981 году Остров свободы поразила лихорадка Денге — 350 000 кубинцев заболело почти одновременно, около 200 человек погибло. Штатовские военные использовали и принцип «бей своих, чтобы чужие боялись» — с 1952 по 1965 год было проведено не менее пяти экспериментов по распылению бактерий коклюша в аэропортах, на вокзалах и магистралях страны якобы с целью проверки распространяемости инфекций. Разработки проводились в небезызвестном Форт — Детрике, где изучали не только банальные чуму, холеру и оспу, но и редкие инфекции вроде легионеллёза, геморрагического конъюнктивита, мелиоидоза, венесуэльского энцефалита и других экзотических болезней.

бактериологического оружия и об их уничтожении». В 1975 — м Конвенция была ратифицирована в СССР и США. Формально Форт — Детрик прекратил работу, и запасы смертельно опасных бактерий уничтожены. Фактически… гм. Например, 27 января 2011 года по неизвестным причинам был закрыт полигон Да — гуэй в штате Юта, на котором когда-то проводились испытания химического и бактериологического оружия. Прямых доказательств того, что СССР применял бактериологическое оружие, нет, но разработки велись активно. Случай в Свердловске, когда штамм сибирской язвы попал в воздух, став причиной сотен случаев заболевания и не менее 66 смертей, тому прямое доказательство.

По военным конвенциям XXI века биологическое оружие запрещено повсеместно. Дело не в гуманизме — у военных есть более эффективные средства для уничтожения людской массы, а у террористов нет лабораторий, производящих биологические культуры требуемой агрессивности в нужных объёмах. По факту во всех «биологических войнах» XX века, не считая отдалённых последствий применения дефолиантов во Вьетнаме, погибло меньше людей, чем в одной Чечне или одной Сербии. Как бы ни пугала нас жёлтая пресса — бояться особо нечего. Если, конечно, учёные не припасут человечеству новую пакость.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ