Кто такие альмора-виды и альмохады?

0
716
Ворота Бисагры

Падение Толедо в 1085 г. вызвало такой ужас у мав­ров, что один из них обратился за помощью, как водится, к берберам. Это был эмир Севильи по имени аль-Мутамид (1040-1095), боль­шой любитель поэзии. К тому времени у берберов в Магрибе многое изменилось по сравнению с VIII в. К власти пришли альморави­ды, последователи отшельника Абдаллаха ибн Ясина, который жил в крепости-монастыре на острове по­среди реки Нигер. Такие монастыри назывались рибатами, и альмора-вид (аль-мурабит) значит «человек из крепости». Фанатики-альморавиды хотели восстановить чистоту ис­лама любыми средствами. Юсуф ибн Ташфин (1059-1106), пре­емник Ясина, подчинил себе почти весь Магриб и решил помочь едино­верцам в Андалусе. Его поход на То­ледо в 1086 г. был столь успешным, что вскоре все христиане, желавшие независимости, оказались там же, откуда начали свою борьбу в VIII в., — у гор Кантабрии. А остальные при­знали власть мавров. Юсуф, выполнив свою задачу, вернулся в Ма­гриб. Но без него мавры опять начали ссориться, и уже через год христиане пошли войной на юг. Аль-Мутамид снова позвал Ташфина. Суровый бербер повторил свой поход, но на этот раз уже не вернулся домой. Он просто занял Севилью, а эмира-поэта отправил в ссылку в Марокко. Там аль-Мутамид написал свои лучшие стихи и там же умер в нищете.

Альморавиды продолжали завоевы­вать земли Кордовского халифата. Наконец их государство, как и в счастливые времена Абдаррахмана III, объединило не только Андалус, но и Магриб. Только столица его уже бы­ла не в Кордове, а в Марракеше, в Магрибе.

Не все испанские мавры были в вос­торге от этого объединения. Ведь эмирчики потеряли власть в своих государствах, опять стали всего лишь чиновниками, а всем прочим маврам пришлось сделать вид, что они готовы отказаться от роскоши и проводить время, как полагается правоверным мусульманам, в мо­литвах, а не на пирах. Но суровые нравы новых властителей Андалуса довольно быстро смягчились. Марракеш расцвел так же, как Кордова, а альморавиды стали мирными мав­рами. Но как только это произошло, появились новые «чистильщики ве­ры» — альмохады.

Эти горцы из Сахары и были закля­тыми врагами пустынников-альморавидов. Для альмохадов (едино­верцев) главным тоже было ислам­ское благочестие, но не новое, провозглашенное Ясином, а древнее, описанное в Коране.

Признаки распада альморавидского Андалуса стали явными уже к 30-м годам XII в.: христиане снова продви­нулись на юг. Появилось даже новое государство — графство Португалия. В 1146 г. альмохады захватили Магриб, а через год — Андалус. В1163 г. в большей части мусульманской Аф­рики и на Пиренейском полуострове воцарился халиф Абд аль-Мумин. Его наследники правили до 1236 г., отражая атаки с разных сторон. В Ан­далусе на них наступали наследники альморавидов и христиане с севера. Поэтому жизнь мавров была подчи­нена войне. Альмохады позволили распространиться по стране разным тайным учениям, но с учениями, ко­торые пытались смягчить ислам, они нещадно боролись. Нелегко пришлось всем христианам и иудеям Андалуса. Они переселя­лись на север и изо всех сил помога­ли испанским королям в их походах. Бежали от альмохадов даже изне­женные мавры из старых родов. На­пример, Абу Зейд, эмир Валенсии (это название — «благодатная, здоро­вая» — осталось со времен римского владычества), перестал признавать их власть, сбежал в Арагон, принял христианство и жил благополучно еще 40 лет. А испанские короли гото­вились к решающему натиску.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ