Пятеро пророков

0
667

Вполне очевидно, что одержимость экспрессионистов художественной формой неотделима от их стремления выразить определенный смысл. Главной объединяющей темой становится для них Новый человек; по мнению Зёргеля, ее уже затрагивали «предтечи и зачинатели» движения. Пять краеугольных камней сооружаемого экспрессионистами здания — Христос, Дарвин, Ницше, Маркс и Фрейд. Естественно, не все экспрессионисты признавали авторитет всех пяти без исключения, но во всяком случае каждый из них заявлял о своей духовной связи с кем-то из этих фигур.

Что проповедовал Христос, как не явление нового человечества? Разве не учил он людей жить в мире, смирении и любви к ближнему? Именно о такой человеческой общности мечтали и Верфель, и Бехер, и Газенклевер. Поэтому-то проститутки и женщины легкого поведения заняли свое место среди персонажей их книг, а излюбленной критической мишенью стал буржуа, ненавистный символ якобы навсегда уходящей эпохи. Неважно, идет ли речь о капиталисте или мелком буржуа — и тот и другой всегда изображались как бессердечные моралисты, семейные тираны, заряженные ненавистью ничуть не меньше, чем солдаты на фронте. А как иначе представить себе, что люди подобного сорта способны подвергаться изменениям?

Маринетти провозглашал необходимость принесения буржуа в жертву на поле брани — во имя «общественной гигиены». Разумеется, подобная идея далека от христианского учения, однако последнее для многих стало — увы! — всего лишь воплощением неосуществившихся надежд. За девятнадцать веков христианство предало Христа, христиане забыли слово Божие — не считая нескольких исключений, например Франциска Ассизского. Парадоксально, что именно буржуа и капиталисты претендуют теперь на роль добропорядочных христиан. Но можно ли примирить марксизм и христианство? Казалось, что марксизм ближе к христианскому идеалу, нежели капитализм. Между тем Маркс как историк последовательно и резко критиковал церковь за то, что она скомпрометировала себя, оказавшись на службе у власти и капитала, и проповедовал тем самым полный отказ от христианства. Некоторые из экспрессионистов пытались разрешить это противоречие, выражая надежду (приблизительно до 1925 г.) на примирение христианства с коммунизмом (Иоганнес Р. Бехер) или с социализмом. В политическом плане большинство писателей-экспрессионистов придерживались левой ориентации; лишь единицы вступили позднее в нацистскую партию (Ганс Йост, например, видел именно в Гитлере воплощение Нового человека).

Что же касается идей Ницше, который в книге «Так говорил Заратустра» возвысил человека до сверхчеловека, то они оказали на экспрессионистов глубокое воздействие. Альфред Дёблин подхватил образ сверхчеловека и попытался воплотить его в персонажах своих ранних романов: Ван-луне, Валленштейне или великанах из романа «Горы, моря и гиганты». Вместе с тем экспрессионисты горячо верили в возможность внутреннего преображения человека. И в этом у них были точки соприкосновения с эволюционной теорией Дарвина. Им казалось, что род человеческий сможет выжить лишь в том случае, если человек переродится и откажется от своих захватнических инстинктов.

Поэтому в своих сочинениях экспрессионисты вершат своего рода ритуальное убийство отцов, учителей и буржуа, противопоставляя им Нового человека. Его выводил на сцену в своих пьесах Георг Кайзер, он был также описан в романах Альфреда Дёблина и Леонхарда Франка, его славили в своих стихах Иоганнес Р. Бехер, Вальтер Газенклевер, Франц Верфель. К несчастью, эта утопия не выдержала испытания катаклизма 1914—1918 гг., экономического кризиса этих годов, наступления нового варварства.

Но одна надежда все-таки оставалась, и ее материализовал Фрейд. В чем источник человеческих извращений? Где корень ненависти, жадности, влечения, порождающих войны и нищету? Всему причиной общество, подавляющее сексуальные инстинкты и принуждающее мужчину довольствоваться одной-единственной женщиной! Таков был ответ, например, ученика Фрейда доктора Отто Гросса, поддерживавшего личные связи со многими из экспрессионистов (Франц Юнг, Леонхард Франк, Оскар Мария Граф). Впрочем, Гросс занимался также тем, что соблазнял их жен и любовниц. Свободную любовь он считал основополагающим условием уравновешенной психики.

Из всего сказанного ясно, что идеи, оказавшие воздействие на воображение экспрессионистов, отличались большим разнообразием. Кто-то из них был оптимистом, кто-то — пессимистом. Одни ополчились на представителей старого порядка — Арнольт Броннен, Леонхард Франк, Вальтер Газенклевер, Карл Штернхейм. Другие предпочитали выступать с пророчествами о грядущем обновлении человека — Иоганнес Р. Бехер, Георг Кайзер, Франц Верфель. Наконец, третьи, в той или иной степени разочаровавшиеся в человеке, нашли убежище в черном юморе или абстракции, поддались соблазну абсурда и гротеска — Карл Эйнштейн, Альберт Эренштейн, Якоб ван Ходдис, Франц Кафка, Альфред Лихтенштейн и дадаисты.

Узнайте сколько лететь до Дубаи http://vacationtime.ru/dubay/skolko-letet-do-dubaya-iz-moskvy, из Москвы и других городов России.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ