Терский город

0
1087

Последний входивший в состав Астраханского края Терский город, или Терки, по своей значимости и величине долгое время занимал второе место после Астрахани. Созданный еще в XVI в. по просьбе грузинских и кабардинских князей, искавших у России защиты от Турции, он был поставлен на скрещении путей, ведущих на юг — в Дагестан, Персию и страны Закавказья, на запад — к Черноморскому побережью, на северо-запад — к Азову и на Дон, на северо-восток — к Астрахани. Подобное местоположение делало его военно-стратегическим и торговым пунктом южной окраины Русского государства. Правительство придавало большое значение Теркам и как центру, через который оно имело возможность следить за обстановкой на Северном Кавказе и бороться за укрепление своего влияния в этом районе.

За время существования Терки неоднократно переносились с места на место. В 1669 г. из-за «потопления города морскою водою» новый город был поставлен недалеко от старого места, «на Копани» — участке дельты, где производили, но потом забросили работы по устройству канала, для направления русла Терека к городу. Там он находился до весны 1708 г., когда в ходе неожиданного набега кубанских татар, был разграблен и сожжен. Этот набег нанес Теркам очень тяжелый удар и причинил населению огромный ущерб. Местный священник Ф. Яковлев, пытаясь перевестись в другое место, в челобитной митрополиту сообщал о набеге интересные подробности. Он писал: 12 февраля 1708 г. ночью «за полтора часа до свету пришли на город Терек неприятельские люди и город Терек — жилье все и церкви выжгли и разорили и всякую церковную утварь, ризы и книги, все побрали без остатку московских стрельцов жен и детей, неприятельские люди многих побрали в плен, а которые остальные ушли было в Кремль, и те стрелецкие жены и дети многие в голоду померли, а остальные уехали в Астрахань». Ф. Яковлев упоминает также, что в военное время «приял от неприятельских людей многие налоги и скорби с служилыми людьми на градской стене». Упоминание о разгроме Терок есть и в деле о разводе терского стрельца К. Агрыжана, женившегося в четвертый раз без разрешения митрополита. Объясняя свой поступок, К. Агрыжан заявил, что его третья жена «в прошлом 1708 г. от воровских черкас в осадное время от глада умре».

Разрушение города.
Из-за разрушения города последовало решение вновь перенести его на новое место. Старое городище было оставлено, и крепость возведена на взморье. 21 декабря 1708 г. генерал К. Ригмонт, руководивший ее постройкой, доносил, что «новопостроенный де город Терек на означенном острову строить зачато и линию Малому и Большому городу, смотря по местам, по размеру положили и ров под тою линиею около Малого города, для опасения неприятельских людей, скопали, и из старого города Терека соборную церкву возят в той новопостроенной город Терек. И та церковь будет построена в скорых числех». 29 января 1709 г. новый собор был освещен. Были сооружены и другие здания. В деле стрельца Агрыжана упоминается, например, «в новом городе Терке Камышечная часовня».

В 1726 г., в результате трансгрессии Каспийского моря, город, называвшийся теперь Терским редутом, подвергся затоплению. После наводнения основная часть его населения была переведена во вновь основанные на Северном Кавказе крепости св. Креста и Сулак, а Терский редут сохранили только как чисто военное укрепление.

Морской путь, соединявший Терки с Астраханью, протяженностью в 300 верст был, по словам Ф. Соймонова, хорошим. «До Терека удобно можно ходить водяным путем на малых и на больших судах — на пути чрез Каспийское море нет никакой опасности, потому что ходят вдоль берегов, где много есть заливов и гаваней для малых судов, особливо когда езда чинитца среди лета», — писал он.

Существовала и сухопутная караванная дорога. Но она шла безводными степями, и путь по ней, особенно в летнюю жару, был весьма тяжелым. Караваны, отправлявшиеся по ней, шли с проводниками и охраной, так как могли подвергнуться нападениям.

Отдаленность Терок.
Отдаленность Терок от других русских городов, сложность его снабжения и постоянная напряженность местной обстановки замедляли темпы его роста. Но в период расцвета, до нашествия кубанских татар в 1708 г., Терки был оживленным городом с пестрым населением, с посадом и большим гарнизоном. При его основании туда были переселены из России 1500 человек, а затем еще 500 человек. В 90-х гг. XVI в. у города поселились кабардинские князья К. Каодбулатов и С. Енгалычев со своими подданными, вытесненные с занимаемой ими ранее территории в ходе внутренней борьбы в Кабарде. К 1740 г. в основанной ими Черкасской слободе числилось 175 дворов. По соседству с ней возникли Новокрещенская слобода, образованная крестившимися переселенцами из разных районов Северного Кавказа, и Окоцкая слобода, населенная выходцами из северной части Дагестана. .0 семей окочая переселились под Терки в конце XVI в. Имелась под городом и Татарская слобода. Проезжавший через Терки купец Ф. Котов отмечал, что нерусские слободы уже тогда были «велики».

В момент перенесения города в 1769 г. в нерусских слободах Терок насчитывалось более 1000 дворов. Известно также, что в состав городского гарнизона входили тогда 500 местных стрельцов, в добавление к которым ежегодно присылали 500 «годовалыциков» из других городов. Сведений о численности других категорий русского населения Терок нет, но известно, что перенесение построек и строительство новых стен осуществляли все терские жители, среди которых были не только служилые люди и «иноземцы», но и люди «жилецкие».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ