Эйнштейн Карл

0
1125

Эйнштейн Карл (Нойвид, 26.4.1885 — Франция, 5.7.1940). Посещал лицей в Карлсруэ, изучал изобразительное искусство в Берлине, в 1915 г. написал книги об африканской скульптуре, оказавшей влияние на творчество дадаистов и кубистов. Эйнштейн был другом Бенна, Штернхейма, Людвига Рубинера и Жоржа Гроса — вместе с последним в 1919 г. они выпускали недолго просуществовавший журнал «Der blutige Ernst» («Кровавая серьезность»). Много сотрудничал с журналом «Акцион», где публиковал с продолжением свой весьма примечательный роман «Бебукин, или Дилетанты чуда» (Bebuquin oder die Dilettanten des Wunders). В Первую мировую войну на протяжении четырех лет сражался в качестве рядового, за тем вступил в «Союз Спартака». Перед приходом к власти нацистов эмигрировал в Париж. Во время испанской войны воевал на стороне республиканцев. В 1940 г. интернирован на юге Франции. До прихода немецких войск был выпущен на свободу охранниками-французами, однако с учетом того, что он сражался против Франко, бежать через Испанию в Лиссабон и далее в США для него было невозможно, и Эйнштейн покончил с собой. «Бебукин» — роман философского характера: действия там почти нет, зато много раздумий о жизни, однако эти раздумья не облекаются в строгую форму. Эйнштейн так же отрицает традиционную логику, как Дёблин — традиционную психологию. Всякая обыкновенная мысль становится для него клише — как позднее для дадаистов:

«Лишь немногим хватает смелости произносить полную чушь. Зачастую многократно повторенная чушь становится основой нашего мышления: на определенном уровне умственного развития человек совершенно перестает интересоваться всем, что отмечено правильностью и благоразумием. В то же время есть что-то жуткое в повседневном мышлении среднего обывателя: до сей поры разумом пользовались для того, чтобы огрубить наши чувства, чтобы сузить, упростить наше восприятие мира. В целом разум оказался обедненным; разум обедняет Бога вплоть до безразличия к нему; так убьем же разум; разум породил бесформенную смерть там, где уже не на что смотреть».

Нелегко пришлось критикам с этим романом; некоторые просто не понимали, о чем идет речь, и сочли Эйнштейна умалишенным. Курт Хиллер пришел к выводу, что Эйнштейн умышленно написал роман, лишенный сюжетных перипетий и причинно-следственных связей; по его предположению, Эйнштейн предлагает вниманию читателя цепь фантастических очерков, в шутку облеченных им в романную форму: «Злонамеренные критики вынесли диагноз, согласно которому господин Эйнштейн впал в безумие; что же касается меня, то, на мой взгляд, перед нами Фауст семитского извода». По существу, Дёблин, Юнг, Эйнштейн (и дадаисты, находившиеся под влиянием Эйнштейна) — художники с необычайно обостренным чутьем на всякого рода клише. Они стремились во что бы то ни стало писать свои произведения по-новому, поскольку старая литература представлялась им лживой и порочной. Отсюда и новый титанизм художественного мышления, новый синтаксис, новый словарь — пусть лучше плести нелепицу, чем продолжать воспроизводить буржуазную логику, пусть лучше писать неправдоподобно, чем выстраивать четкую последовательность мотивированных психологических объяснений.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ