Идеальный материал в архитектуре: стекло

0
516
архитектура стекло

Основные идеи молодых архитекторов получили систематическое изложение в работах Бруно Таута. Заслуживают внимания его частые ссылки на Пауля Шеербарта — поэта, обладавшего богатейшим воображением. Известный как один из основоположников современного научно-фантастического романа в Германии, этот оригинальный человек в конце XIX в. публиковался в изданиях ар нуво — журналах «Югенд» и «Вер сакрум», после чего был привлечен к сотрудничеству Гервартом Вальденом, начавшим издавать «Штурм». Таким образом, Пауль Шеербарт был как бы связующим звеном между фантазиями ар нуво и тем, что называют экспрессионизмом в сфере архитектуры.

Но необходимо уточнить, о какой связи здесь идет речь. Ибо все не так очевидно, как может показаться. Шеербарт не относится к типичным представителям ар нуво. Его сближают с этим стилем лишь богатая фантазия и увлечение орнаментом. Искусственное растительное царство, в котором привыкли существовать художники ар нуво, Шеербарт хотел бы заменить другим фантастическим миром, столь же богатым, но более долговечным и способным преображать среду повседневной жизни. Идеальным материалом для этого ему представлялось стекло. Из стекла можно создавать любые формы. Кроме того, прозрачность стекла позволяет человеку сохранять контакт с окружающим миром, приобщенность к жизни космоса.

Увлечение стеклом не отличается глубокой оригинальностью: ведь уже в 1851 г. Джозеф Пакстон представил посетителям лондонской Всемирной выставки свой Хрустальный дворец. Однако заслуга Пауля Шеербарта — в пропаганде целостной системы обновления архитектуры на основе использования стекла, системы, связанной с целостным пониманием человека и мира. Шеербарт излагает свою концепцию в книге «Стеклянная архитектура», посвященной Бруно Тауту, с которым автор познакомился в 1913 г. Книга издана Гервартом Вальденом в 1914 г. Философия этой архитектуры сформулирована на первой странице: «Большую часть жизни мы проводим в замкнутых помещениях. Они составляют среду, где родилась наша культура. Культура в определенной степени представляет собой плод нашей архитектуры. Если мы хотим поднять культуру на более высокую ступень, нам придется так или иначе изменить архитектуру. Но это станет для нас возможным, только если наконец нами будет преодолена замкнутость комнат, в которых мы живем. Мы добьемся этого лишь благодаря архитектуре из стекла, впускающей в комнаты свет солнца, луны и звезд — и не только через окна, но и сквозь возможно большее число стен, целиком сделанных из стекла, из цветных стекол. Так мы создадим новую среду, и она станет источником нашей новой культуры».

Как и всех экспрессионистов, Бруно Таута очаровали идеи Шеербарта не только потому, что они разрушали господствующие условности, но и в силу того, что предлагали коренную перестройку человечества. За ними угадывался образ Нового человека. В журнале «Дас Хое уфер» («Высокий берег») в начале 1919 г. Бруно Таут отдает должное Шеербарту: «Ты один знал, что значит строить, — и продолжает: — Архитекторы! Вот ваш мир! Войдите в этот великолепный поэтический мир и смейтесь: все то, что является интеллектуальной пыткой, а не созиданием, далеко отсюда. Пауль Шеербарт снимет повязку с ваших глаз, и вы прозреете. То, во что вы не могли поверить (о, сколь тягостно иго тьмы!), теперь перед вами: чудесное царство Воображения».

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ