Франки. Свободные и рабы

0
1633

Все франкское общество в эпоху Темных веков четко делилось на три основные группы – свободных франков, рабов и зависимых людей, литов. Литами становились чаще всего несостоятельные должники, которые в качестве уплаты долга попадали в полурабскую зависимость к заимодавцу.

Следует заметить, что проблема личной свободы в Раннее Средневековье вообще стояла крайне остро. Франкские судебные документы с особой тщательностью подходили к вопросам отделения свободных от зависимых, к очерчиванию вольностей и запретов для литов. Из этих документов перед современными исследователями складывалась неоднозначная картина. Франкские «правды» позволяют рассматривать литов и как рабов, и как лишь отчасти несвободных людей. В современной истории франкские литы выделяются в особую общественную группу, промежуточную по своему статусу между рабами и свободными.

По сравнению с рабами, литы обладали широкими общественными правами. Лит, например, мог выступать в суде и в качестве свидетеля, и в качестве истца. В отличие от раба, чьи показания считались правдивыми, только если были получены под пыткой, лит свидетельствовал практически наравне со свободными. Кроме того, литы принимали участие в военных походах. Право держать в руках оружие, как известно, принадлежало в Средние века только свободным людям.

Вне зависимости от отношений с заимодавцем, лит обладал собственным имуществом, которым распоряжался вполне самостоятельно. Свободный, в чьем подчинении находился лит, не имел право отбирать имущество в качестве уплаты долга.

Однако, по сравнению со свободными франками, литы оказывались в приниженном положении. Лит, материально зависевший от какого-либо свободного, находился и в личной зависимости от него. В текстах «правд» свободный в такой ситуации именуется недвусмысленным латинским термином dominus, «господин». Отдельно оговаривались отношения «господина» со «своими» и «чужими» литами. Господин мог отпустить лита на свободу, и это также равняло лита с рабом.

Выступая в суде в качестве ответчика, лит оказывался в одинаковом положении с рабом. Например, если лит убил свободного, ему присуждали ту же кару, что и рабу. Виновный в убийстве лит поступал в полное распоряжение родни убитого, и те вольны были распоряжаться его жизнью и смертью. Напомним, что на свободных людей, виновных в убийстве, налагался лишь денежный штраф.

Если свободная женщина выходила замуж за лита, ее карали штрафом в 30 солидов (сумма, сопоставимая со штрафом за тяжкое увечье). Кстати, сравнительно мягкие наказания за брак между литами и свободными женщинами лишний раз свидетельствуют, что литы не были рабами в полном смысле этого слова (ведь, по франкским законам, если свободная женщина выходила замуж за раба, и она сама, и ее потомки становились рабами). Но если лит принуждал свободную вступить с ним в брак, то его ждала смертная казнь.

Проводя аналогии с рабовладельческим обществом античного Рима, можно сказать, что литы ближе всего стояли к античным сервам, работавшим на хозяйской земле, отдававшим значительную часть урожая и свободно распоряжавшимся оставшейся частью.

Само существование литов как промежуточной группы франкского общества вызвало изменения и в отношении франкских законов к рабам. И в древнейших текстах германских «правд», и в документах поздней эпохи, вплоть до периода Каролингов, рабы безусловно противопоставлялись свободным людям. Фактически их приравнивали к имуществу или скоту. Франкские «правды» говорят о продаже и краже рабов, об их передаче от одного хозяина к другому.

Как уже упоминалось выше, раб мог выступать в суде свидетелем (но ни в коем случае не ответчиком). При этом для получения от раба показаний его необходимо было подвергать жестоким пыткам – франки считали, что раб, подобно хитрому животному, неспособен по природе своей говорить правду без принуждения. Свидетельством некоторого смягчения франкских законов ближе к концу Темных веков стала как раз частичная отмена пыток. Например, если раб был похищен у своего хозяина, а потом вернулся или был возвращен тому, раб на суде мог указать на своих похитителей. В этом случае его не подвергали пыткам, но показания принимались во внимание, только если их могли подтвердить как минимум двое свободных.

Если раб наносил ущерб или увечье свободному человеку, его либо карали смертью, либо принуждали хозяина выплатить крупный штраф пострадавшему (гораздо больший, чем тот заплатил бы за собственное преступление). Из этого пункта франкских законов следует, что рабы не имели имущества, из которого могли бы покрыть ущерб (не говоря уже о том, что их изначально признавали недееспособными). С другой стороны, если свободный человек калечил или убивал чужого раба, он отвечал перед его хозяином как за порчу имущество или убийство домашней скотины.

В имущественном вопросе положение рабов ближе к IX – X веку также меняется. Рабы уже обладают каким-то имуществом, которым распоряжаются сами, без вмешательства господина. Более того, некоторые законы того времени упоминают о сделках, заключаемых между рабами и свободными людьми. Очевидно, уже в каролингскую эпоху, до полной феодализации Франкского государства, главным признаком рабского состояния человека считается не столько имущественная, сколько безусловная личная зависимость от свободного человека. Франкские законы признавали в это время даже возможность работы одного раба на двух хозяев – например, если по приговору суда чей-то раб должен был отработать ущерб, причиненный не своему господину, он не переходил во владение истца, а лишь выполнял для него работу.

Личная свобода или несвобода человека во франкском обществе теснейшим образом была связана с правом собственности на землю. Раб по определению не мог владеть никакой землей. Даже если хозяин выделял рабу участок земли для относительно свободного хозяйствования, формально и фактически такой раб все равно оставался внутри хозяйства своего господина. Изменялось лишь поле его деятельности, но никак не характер отношений с землевладельцем. Если продолжать аналогии с римским рабовладельческим хозяйством, то франкские рабы были по своему положению близки к римским домашним рабам — не основной, а вспомогательной рабочей силе.

Франкское законодательство предусматривало отпуск раба на волю. При этом господин обязан был провести символический обряд – денарий – перед лицом короля. Такой путь был единственной возможностью для раба получить абсолютную свободу. Во всех прочих случаях, раб продолжал считаться собственностью господина или оставался в частичной зависимости. Франкские законы предусматривали несколько путей частичного отпуска раба, но не останавливались на них подробно – видимо, необходимо было главным образом формальное заявление со стороны хозяина. Интересно, что отпуск раба через денарий не имел обратной силы: свободный, чьего раба отпустил на волю кто-то другой, имел право лишь потребовать уплаты штрафа, но не возвращения раба.

Интересные сведения:

  • Литы – полусвободное население у франков и саксов.
  • Солид – римская золотая монета весом 4, 55 г, ставшая образцом для монет большинства варварских королевств в Темные века.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ